Среда, 19.09.2018, 23:27
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Набивачева Елизавета Владимировна [44]
Набивачева Елизавета Владимировна
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 2
Пользователей: 5
вова, Игорь-89258652789, АлинаНечай, Фридрих, Бендер
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Набивачева Елизавета Владимировна » Набивачева Елизавета Владимировна

Скрип карандаша

 

Утро. Радостное солнце заглянуло в мою мрачную комнату сквозь щель между штор, это фальшивое бесполезное солнце. Вставать совсем не хотелось, но надо было себя заставить. Я лениво открыл глаза и сел на край кровати, мои босые ноги нащупали мягкие тапочки. Лень было даже просто встать, но я пересилил лень. Пройдя пару шагов в сторону кухни, я остановился. Какие они противные… мои тапочки. Они такие мягкие, что даже неудобно. Сбросив куда-то в сторону свою обувь, я побрёл на кухню.

Солнце настигло и эту комнату, обычно на кухне становится светло в самую последнюю очередь. Мои босые ноги сами понесли меня к газовой плите, чтобы я подогрел воду. Чайник у меня самый обычный, без свистка (какие сейчас часто покупают), зеленоватого цвета. Пока я привёл себя в порядок, вода уже закипела. Чайник рассержено пускал пар в сторону единственного окна, отчего оно вечно потело. Я достал себе чашку, сахарницу и чайную ложку. Оставив все предметы на столе, мои руки потянулись к чайнику. Вода со злостью стала биться в дно чашки, постепенно наполняя её. После я потянулся к сахарнице, но, увидев за окном воробья, замер. Воробей с насмешкой взглянул на меня, открыл свой клювик, стукнул пару раз в окошко и улетел. Было ясно, что он смеялся надо мной. Со злостью я столкнул чашку со стола. Горячий кипяток обжог мою руку, но я не обратил на это внимания. Я смотрел на мою чашку, куски которой разлетелись по полу. Почему я не слышу? Я не слышал, как разбилась чашка, я не слышал смех воробья. Я ничего не слышу! Когда это закончится? И снова… я услышал скрип карандаша.

Вы когда-нибудь слышали этот противный скрип карандаша? Он скрипит, когда человек в чём-то ошибается, когда он делает что-то неправильно. Мне кто-то говорил, что это сам Бог делает записи, когда ты совершаешь грех. Гробовая тишина и скрип карандаша.… Но что я сделал не так? В чём ошибся? Я всего лишь наливал себе чай!

Вдруг телефон в кармане завибрировал. Очередное утреннее сообщение от моей мамы. Как обычно она желает мне больше улыбаться и пишет, что любит. Мне всегда нравились такие сообщения, ведь мама единственный родной человек. Она стала мне писать каждый день сразу после того, как я начал жить самостоятельно. И пусть порой сообщения похожи на предыдущие, в них всё равно чувствовались любовь и переживание. Жаль, что я не могу с мамой поговорить. Какой у неё теперь голос? Сильно ли изменился?

И вот я шагаю по тротуару в сторону площади нашего небольшого городка. Ветер с презрением бьёт меня по лицу, а солнце старается испепелить моё уже и без того измученное тело. Недалеко проходили школьники разных возрастов. Все они смеялись и поглядывали на меня, словно я какой-то грязный бродяга. Все смеются надо мной, все меня ненавидят! И я буду так же относиться к этому жестокому миру! И в этот раз… скрип карандаша не заставил себя ждать. Испугавшись, я ускорил шаг. «Не хочу слышать его! Пожалуйста, уйди!» - молил я.

И вот я уже на работе. Можно было подумать, что я ничем не занимаюсь. Кто вообще возьмёт на работу глухого? Но мне повезло. Я работал в небольшом журнальчике с противным названием «Время жить!». Он не мог похвастаться популярностью. В основном этот журнал продавался именно в нашем городке, но иногда его можно было встретить и на полках соседних городов. В этом журнале было отведено две странички для стихов. Это были мои две странички. Можете не верить, но я неплохо пишу. Лишь из-за моего ничтожного таланта меня всё ещё не выгнали с этой работы. С начальником тоже хорошо уживаемся. Если ему не нравятся мои стихи, он беспощадно разрывает листы и швыряет их в мусорное ведро, которое специально для таких случаев стоит под его столом. Если же наоборот начальник доволен моей работой, то с лёгкой улыбкой, он протягивает свою руку, чтобы мы могли обменяться рукопожатиями.

Я без стука зашёл в кабинет к начальнику (обычно мне это прощается) и протянул ему листы со своими очередными стихами. Пока моя работа оценивалась, я по привычке разглядывал кабинет. Противные светло-оранжевые шторы, мягкий коричневый диван, деревянные шкафы с кучей книг. Всё было таким светлым. Только рабочий стол выделялся. Он стоял по центру комнаты, привлекая своим тёмным цветом. Даже табличка на столе с надписью «Юрий Владимирович» была тёмной.
Юрий Владимирович улыбнулся, кивнул головой и протянул свою руку. Я никогда не мог улыбнуться ему в ответ, меня даже не особо радовало его одобрение моей работы, но его рукопожатие я принимал.

Выйдя из кабинета начальника, я вновь попал в огромную комнату, где у каждого работника был свой стол. Большая часть людей тут разговаривала. Все они смеялись, все смеялись надо мной. Я не слышал их смех, я слышал только скрип карандаша. Я хотел быстрее выбежать на улицу.

И вот я иду по улице, пытаясь не привлекать к себе внимание. Я был полностью погружён в свои мысли. Мне когда-то говорили, что, если исправить свою ошибку, то скрип карандаша перестанет тебя преследовать. Но в чём я виноват? Я ничего плохого не делал! «За что?» - мысленно воскликнул я, обращаясь к небу.

На площади народу было мало. Солнце уже не пыталось убить меня своей жарой, оно устало от целого дня и уже ложилось спать. Небо всё ещё оставалось светлым, ветра почти не было. Вдруг я увидел красивую девушку небольшого роста (почти на голову ниже меня). Чёрные пышные волосы немного подпрыгивали при каждом её шаге. Она была в чёрной майке, а на её бёдрах красовалась длинная красная юбка. Она не просто шла, она порхала. Каждое её движение напоминало танец. Девушка то подпрыгнет, показывая мельком свои красивые босые ножки, то покружится, наблюдая за волнами юбки. И всё это время улыбка не сходила с её лица. Большие чёрные глаза притягивали будто магией. На мгновение мне показалось, что я слышу её задорный смех. Очнувшись, я заметил, что всё это время стоял на месте, наблюдая за незнакомкой. Такое поведение было мне несвойственно, и я продолжил свой путь.

Через две минуты меня кто-то схватил за руку, не давая идти дальше. Мне ничего не оставалось, как повернуться. Это была та самая девушка. Она стояла в метре от меня и мило улыбалась. Её пухлые губки стали шевелиться. Девушка что-то мне говорила, но я не понимал. Конечно, мне следовало уйти, ведь её расстроит такое знакомство, но я не мог. Её глаза, её улыбка, её губы… всё в ней меня притягивало, и я остался стоять на месте. Девушка снова что-то сказала. В её взгляде промелькнул вопрос. Вздохнув, я дал понять девушке, что я глухой, указав рукой на ухо. Незнакомка улыбнулась. Неужели и она смеётся надо мной? В это мгновение я хотел исчезнуть. Опять этот скрип.… Когда всё это закончится?

Я зажмурил глаза, мне хотелось убежать куда-нибудь, лишь бы не слышать больше этот скрип карандаша. Но вдруг я почувствовал прикосновение. Открыв глаза, я увидел обеспокоенный взгляд девушки. Без всякого смущения, она держала меня за руку, словно своего старого друга. Я хотел вырвать руку, но не успел. Девушка разжала свои пальцы и протянула мне листик, на котором было написано: «Вета». Недоумённо я посмотрел на девушку. Она показывала то на листик, то на себя, давая понять, что это её имя. Это выглядело так нелепо, ведь её губы иногда дёргались. Видимо она забывала, что я не слышу, и пыталась мне объяснить на словах. Усмехнувшись, я дал листику выпасть из моих рук и, развернувшись, пошёл домой. Не стоило ей подходить ко мне. И мне не надо было останавливаться. Она ничем не отличается от других. Скрип карандаша резал мне уши. Боже, какой же отвратительный звук!

Через несколько мгновений девушка догнала меня. «Что ей надо от меня?» - не понимал я. Вета протянула мне тот же листик и ручку, ей хотелось узнать моё имя. Я попытался произнести вслух своё имя, но по взгляду Веты я понял, что у меня ничего не вышло. Хотелось плюнуть на это и пойти дальше, но Вета упрямо протягивала мне ручку. Тогда я взял предложенный мне предмет и вывел на листике «Александр». После такого знакомства девушке удалось затащить меня в кафе. Она угостила меня мороженным и чашечкой кофе. Было очень весело. Впервые смеялись не надо мной, а со мной. Мы не могли разговаривать друг с другом, но в наших руках было всё, что нужно. Мы писали, иногда рисовали. После кафе Вета захотела прогуляться по ночному городу. Все звёзды светили для нас, луна нам улыбалась. Даже ветер не презирал меня, он нежно обдувал мою кожу, даруя ей приятное тепло. Я не хотел расставаться с Ветой, с девушкой невиданной красоты…

И вот снова утро. Яркое солнышко пустило свои лучики в мою комнату. Этим утром не было лени. Я быстро прыгнул в свои мягкие тапочки и побежал на кухню. Воробей за окном встретил меня радостно, весело приплясывая на ветке. Пар из чайника вылетал не так рассержено как раньше. Я налил себе чай в чашку и несколько минут наслаждался его ароматом. В этот момент мне пришло сообщение от мамы, она писала, что очень скучает и любит меня. В ответ я отправил ей целую поэму. Я написал, что тоже люблю и сильно скучаю. В письме так же рассказал про Вету и нашу с ней прогулку.

И вот я весело шагаю по улице. Солнце мне улыбается, ветер играет с моими волосами. Школьники, проходя мимо, приветливо поглядывают на меня. На работе начальник одобрил мои стихи. По его широкой улыбке и крепкому рукопожатию, я понял, что эти работы намного лучше предыдущих. Стихи про таинственную незнакомку в красной длинной юбке просто не могли быть плохими. И все работники не просто отлынивали от своих обязанностей, они на время решили отдохнуть.
В этот день я опять встретился с Ветой. Она радостно кинулась в мои объятия, будто с момента нашего расставания прошла вечность. Мы стали видеться с Ветой каждый день. Я не мог жить без неё, я не хотел жить без неё. И скрип карандаша уже давно не посещал меня.

Как-то утром, проснувшись, я мысленно поблагодарил Бога за всё, что у меня есть. Я улыбался и плакал от счастья. С какой-то непонятной радостью и спокойствием на душе я пошёл наливать себе чай. Мысли не затихали, я всё думал о том, что мне безумно повезло в жизни. «Боже, спасибо! Я так тебе благодарен. Мне ничего не надо. Я только хочу, чтобы мама и Вета были счастливы. Я хочу, чтобы они никогда не покидали меня!» - мысленно всё это проговорив, я почувствовал, что давно хотел это сказать. Слеза счастья скатилась по моей щеке, одна единственная слезинка. Я попытался её смахнуть рукой, но нечаянно зацепил чашку. На этот раз кипяток не обжог мою кожу, ведь чашка всё ещё была пуста. Она полетела на пол и со звонким «дзинь» разбилась. Кусочки разлетелись в разные стороны, но я не спешил их убрать. Я не мог пошевелиться и поэтому оставался стоять на месте. И только шустрый воробей за окном, не переставая чирикать и стучать по стеклу, торопил меня на работу.

 

 

Категория: Набивачева Елизавета Владимировна | Добавил: LoZka (20.01.2018) | Автор: Набивачева Елизавета Владимировна E
Просмотров: 4861 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 4.9/92
Всего комментариев: 14
avatar
14
Отчасти я понимаю героя этого рассказа. До встречи с Ветой герой опасался людей, ему всё время казалось, что окружающие над ним смеются. У меня тоже часто возникает ощущение, что окружающие смеются именно надо мной. Но, в отличие от героя, я не верю этому ощущению. Я понимаю, что у окружающих есть свои поводы для смеха, а я просто слишком мнительна.

Интересно, почему герой в определенные моменты слышал скрип карандаша? Сначала я предположила, что источником этого таинственного звука было подсознание героя. Возможно, герой в глубине души понимал, что он сам загоняет себя в депрессию. И каждый раз, когда герой позволял депрессивным мыслям завладеть собой, он получал "предупреждающий сигнал" от своего подсознания.

Но потом я пришла к выводу, что моя версия ошибочна. Ведь после того, как герой научился радоваться жизни, он начал слышать. Слух вернулся к нему внезапно, это настоящее чудо. Скорее всего, именно бог сотворил это чудо. А если бог так изменил жизнь героя, то логично предположить, что и прежние странности тоже объяснялись божественным вмешательством. Возможно, бог действительно делал записи в те моменты, когда герой предавался депрессии. Только я не думаю, что бог хотел записать все грехи героя. Мне кажется, бог просто хотел показать герою, что тот сбился с пути. И именно поэтому бог позволил герою слышать скрип карандаша. Таким образом бог подавал герою знаки.
avatar
13
Такой хороший рассказ с глубоким подтекстом. Любовь действительно творит чудеса. Начинаешь жить и радоваться жизни.
avatar
12
Настолько проникновенно написано, что я даже почувствовала теплые лучи утреннего солнца у себя на лице, а ведь сейчас ночь! У вас отличный слог и очень интересная подача.
avatar
11
Легче возненавидеть весь мир,чем  заглянуть в свою душу,и найти там частичку любви.Герою повезло,мог бы и шагнуть с крыши.
avatar
10
Поразило очень точное описание того депрессивного состояния. в которое может вогнать себя человек, если не будет прилагать усилий для выравнивания своего настроения.  Судя по завершению рассказа, продолжение весьма вероятно.  Ждём-с:)
avatar
9
А ведь мир не изменился, произведение хорошо показывает какой может быть жизнь, всё зависит от нашего ощущения и наших взглядов.
avatar
8
Слава богу, к середине повествования настроение героя до противоположности резко переменилось. А то уже прям жаль его было - того, для кого всё вокруг плохо и мрачно. Спасибо за отличный рассказ!
avatar
6
Мадмуазель! Вы меня пронзили насквозь! Не знаю теперь, что и делать.
Поменять работу, семью, жизнь?
sadwalk   respect
avatar
7
Месье, Вы такой впечатлительный! Благодарю Вас за мою улыбку.)  rolleyes
avatar
4
3
Профессиональная проза. Снимаю шляпу!
Добро пожаловать в нашу тёплую компанию!  smile
avatar
5
Благодарю.) Компания и правда тёплая.)
avatar
5
2
ЗдОрово... Больше нечего сказать))
avatar
4
rolleyes Спасибо.
avatar
Есть глухота физическая, а есть моральная, что ли... Когда человек глух к мольбам других людей. Но она поправима. Как здесь...
avatar