Четверг, 20.09.2018, 00:09
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [172]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 1
Пользователей: 4
АлинаНечай, Бендер, Игорь-89258652789, вова
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Неудавшийся отдых 1

Это 11 детектив из цикла «Следствие ведут все»

Пролог

Действие книги происходит в 2009 году, объявленным ЮНЕСКО Международным годом астрономии, в честь четырехсотлетия астрономических открытий Галилео Галилея. Год молодежи в России.

Начался год с того, что первого января в десять часов утра по Московскому времени Газпром прекратил подачу газа в полном объеме на Украину. И весь российский народ был прикован к источникам информации, в ожидании новостей по этому конфликту, разрешившемуся девятнадцатого января.

В апреле страну потрясло «дело Евсюкова»:

В ночь с 26 на 27 апреля майор Денис Евсюков убил подвозившего его водителя, и, пройдя через дворы к Шипиловской улице, вошел в супермаркет «Остров». По пути в торговый центр, перед ним и внутри магазина он несколько раз открывал огонь, ранив семерых человек, один из которых скончался. До приезда милиции Евсюков продолжал стрельбу по сотрудникам и покупателям. Денис захватил в подсобке заложников и намеревался их расстрелять, но был обезврежен нарядом милиции. Оружием Евсюкова был пистолет Макарова 1968 года выпуска, объявленный в розыск Северокавказским УВД в 2000 году. (19 февраля 2010 года московским городским судом приговорен к пожизненному заключению).

Благодаря этому вопиющему факту, наш главный герой стал обладателем страшной фамилии.

С этого года единый государственный экзамен (ЕГЭ) стал обязательным для всей России.

Герои данного произведения живут в областном городе Карстине, ни чем не отличая от других городов: те же проблемы, та же нелегкая жизнь, те же задачи по преодолению трудностей.

Образы героев, собирательные, имена вымышленные, поэтому какие-либо совпадения случайные.

 

1

Оперуполномоченный Владимир Евсюков, недавно выписанный из больницы после тяжелого ранения, опираясь на палочку, вошел в кабинет начальника отдела по борьбе с тяжкими насильственными преступлениями Великоиваненко Александра Максимовича.

– По вашему приказанию прибыл, – стараясь делать голос, как можно бодрее, отрапортовал он.

– Присядь-ка, – велел Великоиваненко, не обращая внимания на его бодрый тон.

Евсюков уселся на стул напротив стола начальника.

– Сейчас пойдешь в профком, там для тебя путевка пришла в санаторий, поедешь, подлечишься.

– Ну, Александр Максимович, – заныл Владимир. – Не охота что-то ехать, по работе соскучился…

– Так я тебе и поверил, – усмехнулся Великоиваненко. – Не набивай себе цену! Езжай и лечись. Ты нам здоровым нужен. Всё! В профком шагом марш!

– Есть! – по-уставному ответил оперуполномоченный и покинул кабинет начальника.

 

В отделе новость об отъезде Евсюкова приняли спокойно, никто не отговаривал его от поездки, никто не завидовал, не бухтел, что и так работать не кому, а он в санаторий. Все понимали: ранение серьезное – чудом живым остался, теперь обязательно надо здоровье поправлять.

– Конечно, тебе надо подлечиться, – сказал Толя Горкин – друг Евсюкова, ходишь еще плохо, с палочкой не расстаешься, какой с тебя труженик.

– Да, столько на больничном был, что и поработать уже захотелось, а тут – санаторий! Не привык я по здравницам раскатывать, и лечится уже, поднадоело!

– Ну, тебе, сейчас важно ванны оздоровительные принимать, грязи, другие процедуры, да на пляже позагорать, поплавать, это тебя заставит палочку отбросить и крепко на ноги стать! А опера, как известно, ноги кормят. Ты там водку не пей, процедуры не пропускай, режим не нарушай – так быстрее на поправку пойдешь!

Выслушав наставления друга, Евсюков собрал вещи и отправился на южный курорт.

2

В понедельник первого июня под радиосообщение о разбившемся над Атлантическим океаном Airbus А330 и гибели 228 человек, что Владимир посчитал для себя плохой приметой, (неудобно отдых начинать, когда о людском горе сообщают), он вошел в вестибюль гостиницы санатория.

У стойки дежурного администратора, стояла рыжеволосая девушка в светлом спортивном костюмчике, и о чем-то пререкалась с парнем, на бейджике, которого красовалась надпись: «Гостиница «Камелия» и ниже – Владислав. Когда Владимир подошел к ним ближе, они оба замолчали. Кажется, администратор даже обрадовался появлению нового посетителя, он тут же забыл о девице и переключился на него.

– Вы шо-то хотели молодой чоловик? – натянув дежурную улыбку на лицо, спросил он. Владислав был явно из Малороссии, речь выдавала его.

– Да, вот у меня путевка, – Владимир протянул документ администратору, – я бы хотел поскорее заселиться, устал очень в дороге.

Парень за стойкой схватил путевку и, прочитав фамилию, с испугом посмотрел на Евсюкова, а потом начал досконально изучать остальные сведения об отдыхающем, и делал это так долго, как будто он умел читать только по слогам, а они противные никак не складывались в слова.

Владимир от нетерпения начал постукивать палочкой об пол.

– Щас, щас, – ответил на этот стук Владислав, не глядя в глаза Евсюкову. – Тут, понимаете, яка вышла незадача, у нас в отеле токо двухместные номера. А вы и вот дивчина…

– Я ничего не понимаю, – перебил его Евсюков.

– Он хочет поселить нас вместе, – начала объяснять рыжеволосая, – потому что, как оказалось, минутой раньше меня приехал популярный актер Павел Тришкин со своей невестой, и Владислав их определил в один номер, а что нам теперь делать даже не подумал. Кстати, я видела, как актер ему деньги в кармашек сорочки сунул!

– Нет, дивчина, вы шо-то путаете, – начал оправдываться администратор. – Это вам показалось! Конечно же, показалось! Да! Я пишов на зустрич актеру, может, и вы тоже пидите. Знаете, як жалко молодых!

– Тришкин женат! Какая у него может быть невеста! – рявкнула девица.

– Ну, не успел развестись, и шо? – Владислав стал в позу. – Низя ни с кем встречаться, так, шо ли? Павел Евгеньевич, знаете ли, творческа личность и шибко раним, но, скильки радости вин дарит нам своим талантом, ведь смотреть фильмы с его участием одно удовольствие. Не так ли? – обратился администратор к Евсюкову.

– А можно поговорить с управляющим отеля? – поинтересовался Владимир.

– Та, нет жеж, вин в командировке по делам гостиницы! – с нескрываемой радостью сообщил Владислав.

– Короче, – уже теряя терпение, крикнул Евсюков, – давайте нам ключи от свободного номера и сообщите, где остановился этот актер. Я наведу тут порядок!

– Ой, тильки ж не обижайте господина Тришкина, вин личность творческа, вин раним…

– Это я уже слышал! – Владимир взял со стойки ключ, – кивнул рыжеволосой девушке. – Пошли! – и тяжело опираясь на палочку, начал подниматься по лестнице.

– Вот и разбирайтесь сами, – пробурчал себе под нос администратор, перепрятывая купюру крупного достоинства из нагрудного кармашка сорочки в карман брюк. – Лифт же е, а вин пехом пишов! Та нехай продётся, може добрее станет!

 

3

Поднявшись на второй этаж и отыскав нужный номер, Владимир постучал в него, дверь тут же открылась, и выглянул актер. На вид ему лет сорок, сорок пять, его черные, как смоль волосы, явно крашенные, были накручены на бигуди, под глазами намазана какая-то белая мазь, напоминающая известь. В руках он держал косметический утюжок для разглаживания морщин.

– Простите, я должен с вами жить в одном номере, а девушка, как я думаю, с вашей невестой… – начал говорить Евсюков, но актер тут же перебил его.

– Понимаете у меня форс-мажорные обстоятельства, моя невеста очень сильно заболела, такая вот незадача, вряд ли вашей девушке захочется находиться рядом с тяжелобольным человеком, этак и заразиться можно…

В это время из номера раздался сильный надрывный кашель невесты актера. Подруга Владимира по несчастью инстинктивно сделала шаг назад, а Евсюков подумал:

«Да мне и самому в одном номере с этим клоуном жить уже что-то не хочется!»

– Так, что, пожалуйста, войдите в наше положение и занимайте спокойно соседний номер, – растянув рот в любезной улыбке и, не дав ни ему, ни девушке ничего сказать, закрыл перед ними дверь.

– Как лихо он нас сделал-то, – пробурчал Владимир и отомкнул соседнюю дверь. – Заходи, – велел он девчонке, – будем думать, что делать.

Она последовала за ним. Комната была небольшая, напротив двери, прикрытое серыми, занавесками окно и дверь на балкон, возле стен две кровати, под окном пара тумбочек напротив трехстворчатый шифоньер с антресолью – вот и вся обстановка.

– А что еще и нужно? – вслух сказал Владимир.

Он поставил свой баул возле ближней к выходу кровати, девчонка прошла к соседней. Евсюков отодвинул от окна тумбочки, приоткрыл шифоньер, покачал его, и приказал рыжеволосой подруге:

– А ну-ка помогай!

Вместе они сначала сняли антресоль, потом передвинули шифоньер и поставили между кроватями, правда, закрыли половину окна, но это их особенно не расстроило.

– Дверцы шкафа с твоей стороны, так что пользуйся им сама, я возьму себе антресоль, и найду местного плотника, пусть мне с этой стороны вобьет пару гвоздей, куртки повесить, да и хватит.

– Но чтобы выйти на балкон, вам придется на мою половину заходить, – сказала девица.

– Ничего, я и через окно выйти могу, – отмахнулся от нее Владимир.

– Это с больной-то ногой? – не унималась она.

– Вторая-то здорова! – с раздражением в голосе пояснил Евсюков. – Теперь я, пожалуй, посплю, сильно устал с дороги, ты занимайся, чем хочешь, только не шуми. И еще небольшая просьбочка: вне нашей комнаты делай что угодно, а сюда никого не приводи: ни подружек, противно хихикающих, ни тем более мужчин, не люблю, когда кровать скрипит.

– У меня тоже просьбочка, – тут же из-за шкафа появилась рыжая голова. – Давай всем говорить, что мы муж и жена, чтобы избежать лишних расспросов и косых взглядов отдыхающих.

– Хм, – произнес с возмущением, но немного подумав, кивнул. – Согласен, – и улыбаясь. – Зовут-то тебя как, жена?

– Валерия, можно Лера.

– Вот и ладненько, – кивнул Владимир, поворачиваясь к стене и укрываясь одеялом.

Сколько проспал, он и сам не понял, ему показалось, что только закрыл глаза, как его тут же начали будить. Евсюков нехотя повернулся на другой бок, приоткрыл один глаз, увидел рядом Валерию.

– Ну, чего еще? – недовольно пробурчал он.

– Пора идти обедать, – пояснила соседка. – Потом по расписанию будет тихий час, так, что еще поспите, ой, поспишь, мы же муж и жена, надо на ты!

– Чего? Как муж и жена? – хмыкнул Евсюков, спросонья он еще не пришел в себя.

– Забыли? Мы так договорились! – напомнила Валерия.

– Да, вспомнил, – спохватился он. – Ладно, пошли, обедать, – не скрывая неудовольствия, пробухтел Владимир и подумал. – «Вот, еще и в пищеблоке терпеть ее придется! – И сам себя тут же успокоил. – Нет, это все же лучше, чем усиленно молодящийся актер!»

В столовой места, оказывается, были уже распределены администрацией, и пришлось сидеть не только рядом с Лерой, но и актером с его невестой, постоянно потиравшей платочком красный распухший нос. Если бы не болезнь, она была бы даже красивой, светлые длинные волосы, струящиеся по плечам, скорее всего крашенные, потому что глаза были карие и кожа смуглая, что натуральным блондинкам не присуще.

«Она, наверное, из девиц, интересующихся только деньгами, – глядя на нее, подумал Евсюков, – что актер ей в отцы годится, для нее неважно. А он, думающий, что связь с юной девчонкой сделает и его моложе и бодрее, после санатория вернется к своей жене, которую сейчас скрывает, чтобы она на людях не выдала его истинный возраст. Приедет домой, как ни в чем не бывало и забудет про эту молодуху сразу, как переступит порог своей квартиры. Ох, и клоуны!»

– Наверное, надо познакомиться, – прервал актер общее молчание. – Меня зовут Павел Тришкин, я…

– Да, знаем, знаем, – перебила его Лера, – все фильмы с вашим участием видела, Павел Евгеньевич.

– Для вас очаровательная девушка, можно просто Паша!

Актер взял Лерину руку и поцеловал ее. Невеста тут же фыркнула, но ничего не сказала.

– Да, как-то неудобно, вы такой известный, – изобразила смущение Лера.

– А почему тогда вы выбрали именно этот санаторий? – поинтересовался Владимир. – Он ведь дешевый, обслуживание тут не на высоте и номера тесные неуютные.

– Да, но только здесь есть грязи, необходимые мне, – пояснил актер. – Вы ведь тоже именно сюда приехали ради грязелечения?

Евсюков кивнул.

– Кстати, как вас зовут, молодой человек? – поинтересовался Тришкин.

– Меня Владимир, это Валерия, – кивнул Евсюков на свою спутницу. – А вас? – он обратился к невесте актера.

– Анна, – еле слышно произнесла спутница актера, протянув Евсюкову ладонь, как для поцелуя, но он только пожал ее, как можно крепче, она тут же отдернула руку и закашлялась, прикрыв рот платочком, потом положила платочек в сумочку, а оттуда вытащила карандаш и тут же что-то начеркала на салфетке и спрятала ее под тарелку.

«Стихи она пишет, что ли? Не дай Бог, читать начнет!» – подумал Владимир, но вслух ничего не сказал, а придвинул к себе как можно ближе тарелку с борщом. Все последовали его примеру.

Тришкин, попробовав пару ложек первого, отодвинул тарелку. Лера сделала то же самое. А невеста Тришкина съела всю порцию, потом подвинула к себе тарелку жениха, а затем покосилась на остатки еды Леры, но не стала их трогать. Актер из второго блюда вытащил только печенку, гарнир отодвинул, чем тут же воспользовалась его невеста, а о пирожных она даже спрашивать не стала, забрала сразу их себе.

«Как же ей удается оставаться такой хрупкой?» – подумал Евсюков.

Пока пили чай, записка Анны оказалась в руках у Леры, она быстро взглянула на запись, потом смяла салфетку, сунула в пепельницу, закурила и принялась сигаретой усиленно тыкать в клочок бумаги.

Когда все дружно встали и направились к выходу, уже у двери Евсюков сказал:

– Ой, простите, я, кажется, забыл свою зажигалку!

Он вернулся к столу и, выхватив из пепельницы подпаленную салфетку, сунул ее в карман, потом догнал своих попутчиков.

– Вы сейчас куда, на пляж? – поинтересовался Тришкин. – Здесь очень хорошие пляжи.

– Нет, хотим прогуляться по рощице, – сообщила Валерия.

– Мы подумаем, не составить ли вам компанию, – сказал актер, открывая дверь своего номера.

Владимир ничего не ответил, вскочил в комнату и сразу плюхнулся на кровать. Лера прошла к себе.

А Евсюков достал из кармана подпаленный клочок бумаги, оставленный Валерией в пепельнице, и прочитал на нем: «Леруш, думаю, что ты будешь молчать, и я тебя тоже не выдам».

«Ну вот, спрашивается, зачем мне это? – сам у себя спросил опер. – Привычка сыщика, – он усмехнулся и снова спрятал бумажку в карман. – А девочки-то знакомы меж собой, и не один день, они даже испытывают неприязнь друг к дружке. Ох, вляпаюсь я с ними в историю».

 

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (21.06.2018)
Просмотров: 157 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
avatar
1
Уже  интересно, а   чтоже   дальше.
avatar
2
Читайте, дорогая моя, и узнаете!
avatar