Пятница, 21.07.2017, 23:42
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Константин Стэнк2 [41]
Константин Стэнк2
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 1
Пользователей: 5
АняЧу, АлинаНечай, lynetteyv1, НесторПетрович, Bipsiminned
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Константин Стэнк2 » Константин Стэнк2

Россия карашо!

               Россия карашо!

 

  Конец бурных восьмидесятых - начало грандиозных перемен в мире и в истории России.

 

  Бескрайние степи широко раскинулись в левобережье Дона - до самой Волги.

   Плоская полупустыня с бедной растительностью изредка прорезается, как морщинами длиннющими балками.

 

 Здесь в хуторе «Веселый» и обосновались когда-то, почти  два века назад, предки Ганса - выходцы из Германии.

   Обосновались и обрусели, стали считать себя русскими, да по сути таковыми и были, пережив вместе с русским народом все  потрясения долгой  истории хутора.

   Ганс  совсем  отвык от своего родного имени  еще в школьные годы. Привык к русскому - Геннадий.

 

  «Генка, на рыбалку-то едем!?»

 

 -Колька пришел, договаривались ведь вчера вывезти гостей на рыбалку, раков половить.

 

       Гости прикатили оттуда из Германии, направил их к нему Гансу Шульцу, старший двоюродный брат Геннадия, тоже Шульц.  Для Геннадия он, как был, так и остался Витькой.   

Звонил Витька недавно, все хочет Ганса перетянуть в Германию, сам-то перебрался туда десять лет назад.

 -  «Приехать не могу - дела, а вот мой немецкий друг (чистокровный немец) давно хочет побывать в России!»

 

 «Журналист он.

 С удовольствием согласился поехать в самую глубинку, в наш хутор «Веселый». Заодно и тебе поможет  перебраться  в Германию, дал я ему немного денег - расходы оплатить. Правда он русский язык совсем не знает, но с ним очень хороший переводчик!» - Объяснился старший Шульц по телефону, звонил  накануне, перед приездом гостей.

 

  -Теперь вот майся, с этим чистокровным немцем, не бывавшим никогда в России,- да  Геннадию не особо-то и хочется уезжать. Ездил он уже в Германию. Предложил, как-то Витька ремонтировать, да перепродавать в Россию автомобили «утопленницы». Прокатилось по Европе мощнейшее наводнение, утопило немало автомобилей в то время. Вот и решил Витька тогда, скупать бывшие затопленные автомобили за бесценок, тут же их ремонтировать – немцы, мол, не хотят этим заниматься, проще им новый приобрести.

  Поднапрягся Ганс, взял все свои небольшие сбережения, да и отправился к брату.

  Нашли они подходящую «Ауди – 80» «бочку» быстренько привели в надлежащий вид и, погнал ее Геннадий в родной хутор. Все бы хорошо, только по дороге - в Польше, встретили Ганса бандиты. Потребовали денег в два раза больше, стоимости автомобиля, мол, за проезд по дорогам страны.

  Заперся Геннадий в салоне – ждал, пока нагонит его  колонна таких - же перегонщиков

 - они и выручили, разогнали бандитов.

  Легко отделался Геннадий, только ножом бандиты успели испортить замок на водительской двери, да в отместку процарапали огромный крест, через весь капот, испортив товарный вид автомобиля.

  Немного покатался Геннадий на престижном авто, да и продал его себе в убыток. Больше в Германию не ездил.   

 «Колька теперь не отстанет, надо собираться и ехать развлекать немцев!»

  Немцы уже беседуют с Колькой во дворе. О чем-то спорит Колька с журналистом.

 Ох, и любопытным же оказался этот Фриц-журналист. Во все дыры сует свой нос, все ему интересно, все хочет узнать.

  «Когда поедем,  на каком транспорте?»- Интересуется журналист у Кольки.

А Кольке-то, откуда знать, что на уме у Шульца, вот он и уставился задумчиво на лошадь, бредущую по улице.

  «На лошадь я не сяду!» - понимает его задумчивость по-своему Фриц.

 -«Фриц, давай ты будешь лучше Фролом, а то не любят у нас Фрицев и Адольфов!» - предлагает Колька.

  Журналист не возражает.

 

   -«Пойдем к Семену за машиной и бреднем!» -решает перейти к делу Геннадий.

Потом добавляет, указав на ведро с мусором в углу двора:

- «Колька, захвати ведро, на речке раков сварим!».

 Захватив ведро полное собранного накануне по двору мусора, все четверо направляются к соседям.

  У соседей входная дверь в дом закрыта. Засов наброшен на петлю, а в петлю предназначенную для замка вставлена палочка-знак того, что хозяев нет дома.

  Переводчику, а через него и журналисту долго объясняют, что мол, дом на замке и надо искать Семена, скорее всего на поле пасет свое козье стадо.

  Пока объяснялись с немцами, пришла жена Семена – Мария:

 - «Да, коз погнал Семен к лесополосе, говорит: «Там еще трава осталась, не выгорела!»

 -Только он стадо не оставит, не придет, - заверяет Мария, с интересом разглядывая гостей Шульца.

 

 Не желая тратить время на пустые разговоры, Колька бегом бежит искать Семена с его козами.

 

  Вскоре, также бегом, он возвращается:

 

 

  -Говорит: «Шульцу машину доверяю, пусть берет, а бредень на заборе!» - докладывает запыхавшийся посланник.

  Фриц-Фрол торопливо достает бумажник и что-то долго и быстро толкует переводчику.

 -«Что он там  жиркочет?»- спрашивает Колька у переводчика, дождавшись, когда  замолчит журналист.

 Говорит: «Шульц старший поручил ему оплачивать все расходы вместо Геннадия собственноручно, не доверять  Шульцу младшему, он, мол, совсем не умеет распоряжаться деньгами. Интересуется, сколько надо заплатить за аренду автомобиля и снасти!».

 - «Ой, да ради бога! Какие там деньги!» - открывает Мария ворота гаража, вытащив предварительно, такую же, как на двери дома, палочку-замок –

  «Только вы ее выкатите на руках, может не завестись в гараже,  надымите без толку!»  

 - «Что это?»- удивленно рассматривает журналист, странное сооружение, на колесах от какой-то сельхозмашины.

  - Как что? Автомобиль «Виллис» американский джип армейской разведки, - сходу отвечает Колька.

  - «И что, ездит!?»- не унимается немец.

  - А то, как же! Хотя и выпущен в 42г,- заверяет Колька.

  Двигатель запустился на удивление резво, только слегка потряслась машина на малых оборотах.

  Смотали и загрузили бредень, не забыли и ведро с мусором, проверили, на месте ли паяльная лампа и приспособление, для варки раков в полевых условиях.

  Уселись и сами.

 

  Геннадий за руль, Колька рядом, а гостям пришлось пристроиться в кузове на крыльях, приспособленных под сидения. Тента на машине нет, обзор великолепный.

 Выехали.

  На окраине села у мусорной свалки Колька потребовал остановиться:

   - «Фрол, дуй к свалке, мусор высыпь!»

   - «Какой там тебе аусвайс, давай шнель, шнель!», - не дал он переводчику даже перевести возражения журналиста.

   Журналист бегом бежит к мусорной куче, подхватив ведро.

   - «А что ему надо-то было?», – интересуется  Колька у переводчика.

   - Разрешение на пользование свалкой, бумагу, - отвечает невозмутимо переводчик.

   -Теперь до вечера будем ждать, пока он всю свалку не рассортирует, - ворчит Колька, наблюдая, как гость копается в куче мусора.         Пришлось отправлять за ним переводчика. А потом, еще и самому Кольке сбегать за ведром, которое немец решил выбросить вместе с мусором.

   - «Баб Мань, нам бы укропчику, раков решили половить!», - в очередной раз остановил Колька машину возле двора, какой-то старухи.

  Через десять минут бабка вынесла большую сумку, наполненную душистым укропом.

   - «Она не возьмет, ничего не надо!» - заметил Колька  журналисту, который попытался достать бумажник.

   В очередной раз Колька тормознул машину возле какого-то странного строения, то ли нового сарая, то ли курятника, с вывеской «Продукты»

  -«Вот Лена, на рыбалочку едем…»  -   начал Колька,

  - «Сколько?» - сходу поняла его продавец Лена.

  -«Десять и пачку соли!» - без обиняков выпалил Колька, выжидательно поглядывая на журналиста.

    Лена уже выставила на прилавок десять бутылок водки и пачку соли, а Фриц-Фрол, все еще внимательно рассматривает, странный набор товаров импровизированного магазина.

  -«Фрол, мани, мани!» - не выдерживает Колька и показывает ему растопыренную пятерню, потом добавляет изображенные пальцами два нолика.

    Журналист, что-то бормочет и нехотя протягивает пять стодолларовых бумажек.

  - «Рублей, не долларов!» - Колька перехватывает деньги. Двести долларов отдает продавцу, остальные возвращает Фролу.

   - «Шульц старший предупредил, что не стоит оплачивать шнапс, да еще такой дорогой!» - пояснил переводчик бормотание журналиста.

 

   Наконец выехали из хутора и покатили по мягкой степной дороге к реке.

   Всю дорогу Колька объясняет гостям, что этот самый «Виллис» дед Семена пригнал после войны из-под самого Берлина - отбил в бою, у американцев, когда погнали тех от Берлина подальше.

 «Двигатель, конечно же, поменяли на отечественный, колеса приспособили, тоже наши, а тент решили не восстанавливать, ни к чему!»

 

По пути к реке решительно преодолели заболоченную низину, немало удивив немцев проходимостью вездехода.

 

Наконец машина остановилась на берегу густо заросшей камышами реки.

 Геннадий сразу разделся,  зашел в воду и притопил в илистом  дне недалеко от берега бутылку водки:

  - «Пусть охлаждается!», - пояснил он гостям.

 

Колька тут же разжег паяльную лампу.

  -«Фрол, давай ведро!» - скомандовал он, когда лампа уверенно загудела, изрыгая бесцветное пламя.

  - «Стерилизация!», - пояснил Колька гостям, старательно зажаривая внутреннюю поверхность ведра пламенем лампы.

  Рыбалка началась. Геннадий тащит бредень на глубине, забравшись в воду по шею. Вдоль берега, бредень с массивной цепью вместо грузил, тащить поручили переводчику, после тщательного Колькиного инструктажа.

 -«Болото?»,- спрашивает журналист, глядя на переводчика, почти по колено утопающего в черной, как уголь  грязи, при каждом шаге.

 - «Река!» - коротко бросает Колька.

 - «Выбредайте здесь!» - командует он, забежав метров на десять вперед,  и  отыскав относительно свободный от камыша участок берега.

   На указанном месте выволакивают бредень на берег. В нем полно водорослей, несколько рыбешек и, неуклюже ворочаются зеленые раки. Вытряхивают содержимое бредня, и Геннадий снова торопится в воду. Колька ловко выуживает раков из тины и бросает их в «стерильное» ведро, рыбу возвращает в реку:

   -«Помогай Фрол!» - отдает он команду.

 Журналист еще некоторое время наблюдает, как Колька голыми руками вылавливает раков:

   - «Наин, лицензия!» - бормочет он.

   - Опять тебе аусвайс , собирай давай -командует Колька.

  Вместе они наполняю ведро почти наполовину. Но тут Фрол издает отчаянный вопль- рак уцепился ему клешней между пальцами.

    - «Что, ущипнул?»

   - «Бывает!».

    Колька ловко разжимает клешню, надавив пальцами, у ее основания. Вот уже и все раки собраны, осталось только с десяток, измазанных в иле до сплошной черноты.

    - Этих надо помыть - решает Колька. Подхватывает за панцирь самого шустрого и несет к воде. Несколько быстрых движений в мутной от поднятого со дна ила воде и добыча в ведре. Фрол осторожно берет грязного рака за ус и тоже несет к реке. Но едва тот оказался в воде, несколько отчаянных ударов хвостом и рак исчезает из поля зрения незадачливого рыбака.

   -«Упустил? Эх ты горе луковое, какого крупного упустил!» - Колька демонстративно споласкивает еще несколько раков. Фрол быстро усваивает нехитрые приемы.

   Рыбаки тем временем  выволокли, бредень. Переводчик предлагает отдохнуть.

   - Собирайте раков, я тебя подменю - решает Колька, и они с Геннадием бредут дальше.

   - Соберете, полное ведро, - меня позовете - напутствует он немцам - да помойте их хорошо –варить уже пора.

  Не дождавшись, пока его позовут, Колька собирает выловленных раков за пазуху и приходит к  стоянке. Вывалив раков в пустое ведро, он закатывается неудержимым хохотом:

    - «Генка, ты посмотри, что они удумали!»

 

Оказалось, что гости вывалили из ведра всех раков. А теперь отлавливают спешащих к спасительной воде обитателей реки и по одному пытаются мыть в мутной прибрежной воде.

 

   Все вместе дружно и быстро наполняют, ведро не успевшими удрать раками.

  Колька с ведром идет на середину реки к чистой воде. Зачерпнув немного воды, он выскакивает на берег. Тут,  запускает руки в ведро и ворочает в нем раков, так - тщательно моет их. Потом повторяет эту процедуру еще несколько раз, предварительно сливая воду. Наконец в очередной раз, зачерпнув речной воды, он решает:

   - «Готово, можно варить!»

   Геннадий тем временем уже разжег паяльную лампу.  Установил ее в приспособу – попросту, согнутую под углом 90 градусов короткую трубу, на треноге, с подставкой для емкости.

   Колька запихивает на дно ведра, под раков укроп - почти весь из сумки.

 

  Из трубы бьет мощное пламя. Колька устанавливает ведро на треногу и отдает очередную команду:

    - «Пора бы уже и стол накрыть!»

    - Полицай! Полицай!- встревожился вдруг журналист.

   К берегу неторопливо подкатывает милицейский УАЗ – останавливается недалеко от них.

   Милиционеры быстро вытаскивают из УАЗа бредень и забредают, по направлению к ним.

     - Наливай - окончательно теряет терпение Колька , расставляя на расстеленном прямо на земле, брезенте рюмки и раскладывая нехитрую  закуску на салфетках

    Все выпивают по одной рюмке и сразу же по второй. И в этот момент, радостно загомонили, что-то весело обсуждая, присоседившиеся милиционеры

 

Только налили по третьей и замерли, увидев, что один из милиционеров идет к ним.

 

 Немцы обеспокоено следят за приближающимся блюстителем законности.

 Несомненно, это  работник милиции, хотя и   босой, в одних плавках. На голове гордо красуется милицейская фуражка.  В руке у него бутылка водки.

    - «Ваша?»- миролюбиво интересуется нежданный гость и, не дождавшись ответа, спрашивает.

 -«Еще есть?»

  Колька  протягивает ему еще одну бутылку.

   - Мы здесь уже прошли, ничего вы не поймаете.

    -Спасибо, что охладили, - поблагодарил блюститель порядка и отправился к своим друзьям.

     - Выловили нашу охлажденную бутылку - делает вывод Геннадий.

     - «Давай!»- с явным облегчением Фрол поднял наполненную рюмку.

  Выпил.

 Крякнул, подражая Кольке.

  Наскоро закусил салом, с нарезанными ломтиками помидорами, зеленым луком, огурцом и хлебом,  и  разразился торопливой долгой речью. Переводчик едва поспевает  с переводом.

 

   - Странная жизнь в России, платите только за шнапс, мусор бросаете, где попало, без разрешения и как попало, ловите раков в болоте, без  лицензии, варите их тут же в болотной воде, да еще и в мусорном ведре. Как вы выживаете?!

   - Раки!- вспомнил Колька, вскочил и помчался к машине - солить-то пора уже.

   - Повара надо было привезти с нами - замечает журналист.

   - Щас, пригласим тебе, прямо из Парижу!- огрызается Колька и высыпает в ведро половину пачки соли,  тут же перемешивая содержимое монтировкой.

  Еще через полчаса, Колька выхватывает из ведра крупного рака и бросает Геннадию:

     - «Попробуй, соли не мало?»

  Геннадий ловко отламывает клешню, и к ужасу немцев, сует ее в рот.

    -Маловато -  решает он, пожевав клешню.

    - Раков не пересолишь - принимает решение Колька и высыпает остатки соли из пачки в ведро, продолжая  орудовать монтировкой.

  Милицейский УАЗ уезжает, почему-то с включенной мигалкой и сиреной.

   -Россия карашо! Свобода! - радуется избавлению от опасных соседей Фрол. И опять, что-то долго толкует, загибая пальцы.

   - Что он там жиркочет?- бросает поварское дело Колька, подсаживаясь к «столу»

   -В Германии нас  бы уже не только оштрафовали, но и арестовали бы, увезли в полицию - невозмутим переводчик.

    - За что это!!!- возмущается Колька.

 Переводчик старательно загибает пальцы и перечисляет;

   -1. Хозяин «Виллиса» сообщил бы в полицию, что вы поехали на автомобиле без документов, не заплатив арендную плату, да и сам-то автомобиль давно уже не пригоден к эксплуатации.

   -2. Вывалили мусор, не имея на то разрешения.

   -3.  Не заплатили старухе за траву – украли, значит.

   -4. Браконьерски ловите раков, без лицензии.

   -5. Подкупили полицию шнапсом.

   -6. Готовите и пьете в не положенном месте, без повара и официантов, вне специального заведения.

 

 -Генка! Куда они тебя хотят увезти?! У них же там концлагерь и полно стукачей!!! - быстро делает вывод Колька.

  

    Посчитав, что раки доварились, Колька сливает из ведра воду, а раков переваливает в сумку, освободившуюся от укропа.

    - Дома съедим с пивом. Пива хочешь Фрол?

    - Карашо - перенимает журналист русскую манеру согласия и одобрения.

    Неугомонный Колька добывает из многочисленных ящиков в «Виллисе» мешок и заставляет поочередно всех таскать бредень, пока не набили полный мешок раками.

 

 На обратном пути в хутор, Колька первым делом тормознул машину у сарая с надписью «Продукты».

   -Фрол бери водку - пойдем со мной. А сам тем временем, накладывает полное ведро раков.

   -Леночка, угощайся, только ведро верни нам.-

  Выставляет Колька ведро с живыми раками на прилавок.

    - Хорошо - Лена улыбается.  Мгновенно добывает, из под прилавка пустую картонную коробку. С шумом вываливает раков  -возвращает ведро.

     - Спасибо.

     - Спасибо мало будет. Ты нам сделай пива хорошего, вместо водки. Видишь немцы. Они наше плохое не пьют - выставляет Колька принесенные Фролом четыре бутылки.

     - Хорошо - продавец приносит нераспечатанную  коробку «Баварского пива», затем еще две.

   Потом они подъезжают едва ли не к каждому дому. Колька угощает друзей. Каждый раз все повторяется. Колька передает ведро полное раков.

     - Угощайся, только ведро нам верни, мы подождем.

      - Хорошо - хозяева быстро освобождают и приносят пустое ведро.

       - Спасибо.

    Наконец, возвращают Семену автомобиль, бредень, дарят оставшихся раков и припасенную специально для него бутылку водки.

 

  Дома у Шульца, до поздней ночи пьют пиво и шелушат сваренных на речке раков. Немцы очень быстро освоили способ добычи вкусного содержимого хвоста и клешней  безо всяких приспособлений, просто пальцами.

 Колька и не таких уже учил! В разгар застолья журналиста потянуло философствовать.

      - Хорошие вы люди русские, жалко только, что от зеленого змия пропадете.

  Колька даже жевать перестал, застыл с клешней в зубах.

      - Мы от зеленого змия, уже много веков пропадаем - никак не пропадем. А вас немцев, да и всю Европу «желтый дьявол» давно сожрал, с потрохами. Бесплатно ни чихнуть, ни пу…ть, не можете, потому и стучите, друг на друга!

 

  Ночью журналисту приснился кошмарный сон.

  Буд-то бы идет он с братьями Шульцами по родному  городку в Германии, а с ними еще и Колька, почему-то с полным ведром мусора.

  Увидел Колька во дворе престарелой фрау   Штимм, грядку с укропом и прыгнул через низенький забор.

 Потом все они дружно и отчаянно, задыхаясь от усталости, мчатся по улице, а за ними фрау Штимм и три полицейских автомобиля.

 

 

Утром на журналиста нашло озарение, творческий подъем. Он хорошо знал и любил это состояние, когда пишется легко без особого напряжения и излишних усилий, не особо напрягаясь.

  Но теперь, что-то было не так. Где-то в глубине души затаилась важная мыслишка и никак не улавливалась, не поддавалась четкому осмыслению.

 

   Он шагал и шагал по двору, бормоча себе под нос: «Концлагерь, стукачи, желтый дьявол» и потом все  снова – Концлагерь, стукачи, желтый дьявол.

   Увидев вышедшего во двор Геннадия, он поймал, наконец ускользающую мысль.

    - Ганс!

 Россия карашо!  Свобода!

   И быстро что-то заторопился высказать, но уже на немецком языке.

   - Тебе не надо ехать в Германию, здесь тебе лучше, ты привык и у нас не сможешь так жить –перевел вовремя подошедший переводчик.

     - А мы сегодня же уезжаем домой – закончил, он переводить слова Фрица- Фрола.

 

 На вокзал немцев вызвался отвезти Семен:-

 «На мемореал заезжать?» - догадался он, увидев  огромный букет алых роз  в руках Ганса.

  Еще по дороге в хутор «Веселый» видел Фриц из окна автобуса одинокую стелу в степи, рядом с развалинами какого-то поселка.

  Теперь же Семен уверенно подогнал машину прямо в памятнику:

  - «Пойдем Фрол, посмотришь, где покоятся предки Шульцев!»

    Рядом с одинокой стелой рассмотрел журналист мраморные плиты с бесчисленными фамилиями погребенных людей. На отдельной плите нашлось и десяток фамилий – Шульц. Имена и даты рождения у всех разные, а вот дата смерти у всех одна 1942г.

  Ганс, положил цветы у памятной плиты и у подножия стелы.

  Журналист с любопытством рассматривал недалекие развалины.

  - Хутор был здесь «Степной» до войны,- негромко сказал Семен.

  - В сорок втором советская артиллерийская батарея, несколько суток сдерживала у этого хутора продвижение немецкой (фашистской), танковой колонны,- продолжил он рассказ, каждый раз запинаясь, на слове немцы, заменяя его словом - фашисты.

  Когда погибли почти все красноармейцы, их заменили местные жители – подносили снаряды, заряжали орудия, спасали раненых.

  Вот немцы (фашисты) и обозлились, под Сталинград танки те шли. Разбомбили хутор самолетами. В степи огородили загон колючей проволокой, согнали туда всех уцелевших жителей и раненых красноармейцев – концлагерь такой у них был. Почти все люди в этом загоне и погибли, без воды и питания, спали на голой земле. И дед, и отец Шульца здесь, кто выжил - рассказали потом. Поселились уцелевшие в нашем «Веселом».

 

  Тяжкие мысли одолевали Фрица на обратном пути от всего увиденного в России:-

 «Добрейшие, мужественные люди, и у нас на Западе еще смеют после всего, что творили, говорить о жестокости Сталинских репрессий!? Какое же право имеет Европа навязывать России свою демократию и законы?! »

 

-«Россия карашо! Свобода!»

 

 

 

2013г. Константин Стэнк  г. Волжский.

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

  

Категория: Константин Стэнк2 | Добавил: Matveyvf (29.03.2017) | Автор: Константин Стэнк E
Просмотров: 2853 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 4.8/55
Всего комментариев: 12
avatar
12
Любые иностранцы, хоть немцы, хоть американцы, если приедут в гости, то не поймут нас. Слишком мы разные, воспитаны по-другому, хотя ведь можем дружить и ездить друг к другу в гости, ведь в гостях хорошо, а дома лучше.
avatar
10
Должны же мы чем-то отличаться от других стран. У нас свои законы, обычаи и принципы, а у них свои. Они привыкли все оплачивать, а мы по-простецки, спасибо и хорошо. Понравилось же им, значит не все у нас так плохо!
avatar
11
Спасибо Леонид! Думаю, было и лучше, пока наши псевдодемократы не рванули задрав шнаны - равняться с западом.
avatar
6
Сразу видно, как отличается мышление немцев и наших людей. У нас все намного проще, за многое денег не платим, ограничиваясь простой благодарностью. Немцы тоже оценили нашу свободу, но жить так не смогут, не привыкли.
avatar
7
Спасибо Мирослав!  Свобода понятие настолько относительное, что западным деятелям не понять!  Вот они и блуждают в поисках потерянной нравственности и морали.
avatar
0
8
Задорнов:

Тяжело им жить без фюрера-то, немцам!   biggrin
avatar
9
Вот именно! Все по инструкции, да по команде!
avatar
5
Классный рассказ. Написан живо, красочно, сочно. Плюс расширяет границы понимания того, что можно назвать счастливой жизнью.  Как по мне, рассказ удался.:)
avatar
3
Ничего так, с юмором все написано. Одно не понравилось - ну вот чего обязательно Фриц? Хотя юмористический формат и это оправдывает.
avatar
4
Спасибо! Да, действительно, возможно  Курт было бы более уместно. Но, если не ошибаюсь, у немцев Фриц - все равно, что у нас Иван.
avatar
1
1
Макс:

Очередная серия "Особенности национальной рыбалки"! up    biggrin
avatar
2
Спасибо Макс!  Была такая рыбалка на самом деле и, немец был впервые побывавший в России. Он и воскликнул, от удивления, что отсутствуют всякие  запреты: "О! Россия карашо! Свобода!"  Конечно же пришлось кое-что дофантазировать, не без того.
avatar