Четверг, 20.09.2018, 00:00
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [172]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 1
Пользователей: 4
АлинаНечай, Бендер, Игорь-89258652789, вова
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Неудавшийся отдых 6

13

Не проспав и четырех часов, Евсюков проснулся. Валерия спокойно и ровно дышала, зарывшись в одеяло, так что торчала макушка с хохолком рыжих волос.

Владимир потихоньку встал и, стараясь не шуметь, надел джинсы и футболку. Потом вынул из пиджака кошелек, собираясь сходить в кафе и заморить червячка, нацарапал Лере коротенькую записку: «Ушел перекусить. Как проснешься, приходи в столовую. Володя».

Листок прислонил к пепельнице, чтобы тот сразу бросился в глаза, захватил солнечные очки, блокнот с ручкой и спустился на террасу. Она была уже наполовину заполнена отдыхающими, устроившимися за столами под большими разноцветными зонтами.

Евсюков сел поближе к лестнице, ведущей к пляжу, именно там, где, если верить Валерии, вчера около полуночи выясняли отношения любящие родственнички, и заказал официанту кофе.

Получив свой горячий напиток, он пришел к выводу, что неплохо бы, и поесть, но коли завтрак в столовой проспал, а в кафе слишком дорого, он не стал ничего заказывать, не спеша пил кофе и размышлял. С минуту сидел в задумчивости, поглядывая на пляжную суету, потом полез в карман и для вдохновения достал из кошелька последнюю, по всей вероятности, записку покойной Анны Григорович: «Леруш, думаю, что ты будешь молчать, и я тебя тоже не выдам».

Еще раз, внимательно изучив мятую бумажку, он взял ручку и записал имена всех участников и свидетелей вчерашней драмы и кто где находился в момент убийства. Когда закончил, выглядело так:

«Я – кафе.

Валерия – комната №16 или коридор, лестница.

Бочкин – кабинет или вестибюль.

Бочкина – квартира на пятом этаже.

Каштанов – ?

Ирма – ?

Анна – ванная комната».

Однако это произведение не слишком его удовлетворило: многовато в нем было неясностей.

Там, где отношение к убитой неизвестно, трудно было угадать мотив убийства, а там, где мотив самый сильный, стояли вопросительные знаки. Впрочем, все написанное, кроме первой и последней строки, было только догадкой, хотя явные причины подержать Анну под водой имели как раз те двое, возле кого пришлось поставить вопросительный знак. И все же – как бы они могли добраться до запершейся Анны? Каким путем? Раз номер заперт, то остается приставная лестница – но это какая-то чепуха! Евсюков бросил взгляд на фасад отеля, расстояние между балконами не больше метра. Даже меньше. А что стоит крепкому мужчине перемахнуть, пусть даже над самой террасой, такое расстояние? Скажем, Ивану Каштанову? Еще вчера на пляже Владимир разглядел, какой он рослый, атлетически сложенный. Времени, чтобы уточнить, где поместился Тришкин со своей любовницей, у Ивана было достаточно. А когда около полуночи они не сумели решить дело полюбовно…

Приставная лестница? Чушь собачья! Головоломное, но вполне вероятное путешествие по балконам – вот ключ к тайне запертой комнаты, к разоблачению убийцы Анны Григорович.

Евсюков подозвал официанта и расплатился. На часах была половина четвертого.

«Как долго придется ждать, пока не наступит темнота? До десяти? До одиннадцати? Возможно, до полуночи. Но я все равно попытаюсь совершить путешествие по балконам», – мысленно принял он решение.

14

Валерия сидела на постели и ревела. Она только что проснулась и встала, похоже, не с той ноги. По лицу текли крупные слезы, она вытирала их ладонью, но из глаз тут же катились новые и новые.

– Что с тобой? – испуганно спросил Владимир.

Она коротко встряхнула рыжей головой и всхлипнула в ответ. Он сунул ей носовой платок.

– Вытри слезы и скажи, что случилось.

– Ничего, – выговорила она в перерыве между всхлипами. – Ничего не случилось.

– Если ничего не случилось, нечего и реветь, – рассудительно заметил он.

– Ага, – согласилась она, сунула босые ноги в атласные шлепанцы и подошла к окну.

– Это ты здорово придумал – уйти и оставить дверь незапертой.

– Что такое? – воскликнул Евсюков.

– Я говорю, что ты здорово придумал – уйти и оставить дверь незапертой, – слово в слово повторила она и добавила. – Как это у тебя водится. Только в этом гадюшнике не столько грабят, сколько убивают. Например, топят.

– Валерия, – успокаивающе сказал он, – не сердись. Мне даже в голову не пришло, что… Словом, я полный идиот.

– Я вовсе не сержусь, Вова, а просто боюсь, понимаешь?

– Боишься?

Лера пожала плечами и, уже полностью взяв себя в руки, заявила:

– Конечно, я трусиха, Вова, но все это выше моих сил. Не думай, что я так уж дрожу за свою шкуру, от судьбы не уйдешь, и все-таки… – она помолчала, развела руками. – Анна ведь была моя ровесница…

«И не только ровесница», – подумал Евсюков, но, ни слова не сказал в ответ, только подошел к Валерии, обнял и зашептал в самое ухо:

– Не бойся, милая, я с тобой…

– Повтори еще раз, – попросила она.

– Не бойся, я с тобой, – улыбнулся он.

– Нет, – запротестовала она, – Ты пропустил одно слово.

– Милая, – сказал он. – Повторить еще?

– Еще миллион раз. Но как в первый раз.

«Ишь, чего хочет, – подумал Евсюков, – нет, голубушка, тебе ничего не отломится. Даже если бы я не знал, кто ты! Но надо же, ее как-то успокоить».

– Постараюсь – снова улыбнулся он. – Одевайся, и пойдем, поедим, ладно?

– Ладно. Только у меня нет аппетита.

– Вот это да! Когда ты ела? Вчера в обед.

– Я сказала: нет аппетита, – уточнила она. – А голод? Немножко есть

– Раз немножко есть, значит, все в порядке. Аппетит приходит во время еды.

Больше ничего сказать он не успел. Зазвонил телефон. Владимир оторвался от Леры, подошел к кровати и вытащил из кармана пиджака сотовый.

– Слушаю.

– Бочкин! – раздался голос управляющего. – Как дела, приятель?

«Не зря спрашивает», – подумалось Владимиру, и он вежливо ответил:

– Спасибо, Кирилл, все нормально. Что новенького?

– Звонила Клавдия Степановна. Велела передать всем, кого ночью допрашивали, чтобы завтра к девяти утра были на месте.

– Значит, в понедельник? Опять пропускать процедуры, а они мне так важны, я после них чувствую себя намного лучше, надеюсь от вас уехать без палочки.

– Что делать? – с досадой в голосе произнес Бочкин. – Такое случилось, что я потерял покой и сон. Вы уж постарайтесь, помогите, не то и заработок потеряю. Значит, Володя, вас и Валерию вычеркиваю. Жену я предупредил, Ирму Тришкину и Ивана Каштанова тоже, насчет персонала побеспокоится дежурный, вот только актера Тришкина никак не могу найти. В номере его нет, обедать не приходил, даже не знаю…

Евсюков, разумеется, тоже не знал.

– Если все же увидите его, – продолжал Бочкин, – будьте так добры, передать, что встречаемся завтра в девять. Снова в кафе.

– Обязательно.

– Тысяча благодарностей – произнес управляющий, – у дежурного я оставил ему записку, так как уезжаю до завтрашнего утра.

– Уезжаете? – удивился Евсюков. – Такие дела в отеле!

– По делам гостиницы, очень надо, – пояснил он, и отключился.

Тем временем Валерия успела умыться и теперь подводила глаза.

– Завтра с утра мы обязаны явиться в распоряжение органов безопасности, – сообщил ей Владимир.

– Мы с тобой? – испугалась она и резко повернулась к нему, чуть не уронив коробку с гримом.

– Нет, вся компания, те же, что были вчера. Скорее всего, придется подписать протоколы показаний.

– Совсем не так представляла себе отпуск, – вздохнула Лера. – И чего это нам с тобой такая невезуха?

– Судьба, – коротко произнес он в ответ.

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (23.06.2018)
Просмотров: 232 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
avatar
1
Заинтриговали!
avatar