Среда, 19.09.2018, 23:27
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Казаринова Светлана [172]
Казаринова Светлана
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 2
Пользователей: 5
вова, Игорь-89258652789, АлинаНечай, Фридрих, Бендер
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2018 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Казаринова Светлана » Казаринова Светлана

Неудавшийся отдых 3

6

В кафе Евсюкова подстерегала новая неожиданность. Он должен был провести вечер не только с Лерой, а в обществе управляющего гостиницей Кирилла Бочкина и его супруги. Галина Бочкина – элегантная женщина лет двадцати пяти в броском серебристом одеянии, знакомая или даже дальняя родственница Валерии, и теперь она не упустила случая пообщаться с ней. Кириллу же лет сорок пять-пятьдесят. Лера шепнула Владимиру, что они с Галей поженились совсем недавно. Короче говоря, молодожены, что, в общем-то, сразу заметно. В основном по поведению Бочкина. Он то и дело брал свою подругу за руку, потом обнимал за плечи, а она строила ему глазки. Голубки, да и только.

– Ревнивец ужасный, – сообщила Евсюкову Лера, когда они в первый раз отправились танцевать медленный танец, скорее из-за разговора, чем из-за самого танца. – Стоит ей только на кого-то посмотреть, как он тут же устраивает скандал. Понимаешь, он женат во второй раз. Первая жена ему изменяла, так что это неудивительно.

– Да уж, от женщин ничего хорошего ожидать не приходится, – засмеялся Евсюков.

Валерия с притворной строгостью заявила:

– Не хулигань!

Часам к девяти в кафе собралось уже довольно много народу. Помещение тут не очень большое, наверное, столиков на пятнадцать, причем у каждого стояло по шесть удобных кресел. Посредине – квадратная танцплощадка, в одном углу со вкусом оборудованный бар с ловко орудующей барменшей за стойкой, в другом – эстрада, где сидели четыре музыканта, обычный для подобного типа заведений квартет, по первому требованию играющий все что угодно, на любой вкус.

Валерия что-то еще шептала про Галину, но тут танцевальная музыка закончилась, и они направились к столику. Евсюков огляделся, разыскивая Бочкиных, остановившихся в дальнем углу танцплощадки. В этот момент кто-то тронул его за локоть. Разумеется, это актер Тришкин, а рядом с ним Анна. Владимир обратил внимание на его изящный светло-серый костюм, потом взглянул на сверкающий наряд его подруги, и ему бросились в глаза сразу три вещи: лаковые туфельки, кожаная сумочка и – волосы. Все это, как ни странно – черное. Еще в обед волосы у нее были вьющиеся и светлые, а сейчас – гладкие и черные, как вороново крыло. Когда они подсаживались к столику Леры и Евсюкова, вернулись Бочкины, и Владимиру ничего не оставалось, как представить обе пары друг другу.

– Павел Тришкин – популярный актер, и его очаровательная подруга Анна – наши соседи, – пояснил он. Управляющий присутствию актера нисколько не обрадовался. Вид у него был не слишком довольный. Галина окинула Тришкина безразличным взглядом, на Анну же посмотрела откровенно неприязненно. Возможно, из-за модного парика, ведь она такого не имела.

Анна протянула ей руку и произнесла свое непременное:

– Рада с вами познакомиться.

Галина руку взяла, покровительственно кивнула, неопределенно усмехнулась и ничего не ответила. Пока актер договаривался с официантом насчет напитков, Евсюков незаметно взглянул на Валерию. Весь ее вид давал понять, что все окружающее мало ее занимает, но присутствие Анны явно испортило ей настроение.

Чтобы сгладить неловкость, Евсюков поинтересовался у Бочкина, много ли народу здесь бывает зимой.

– У нас круглый год хватает работы. Только кончается летний сезон, как начинаются всякие курсы, семинары и тому подобные мероприятия. В феврале, например, состоялся международный симпозиум физиков.

Примерно через час управляющего вызвали к дежурному администратору, это заметно расстроило его супругу, последовавшую за ним с ультимативным заявлением:

– Если ты собираешься «управлять», то я отправляюсь спать.

Тришкин принялся развивать какую-то теорию о вечном конфликте личного и общественного, а Евсюков поторопился пригласить на танец Анну, оставив Валерию ему на растерзание. Актер повел себя как джентльмен и пригласил ее к бару. Владимир наблюдал, как он галантно помогает Лере сесть на высокую табуретку, но вдруг его лицо окаменело, а в глазах появились гнев и удивление. Он выглядел ошарашенным и растерянным.

«Вряд ли Валерия получит свой коктейль», – улыбнулся Владимир, заметив у входа в кафе то, что так ошеломило Тришкина; разумеется, Ирму и ее брата.

Иван выглядел, точно благородный мститель, сестра что-то ему говорила, потом их взоры обратились в сторону танцующих Евсюкова и «невесты» Тришкина. На них обрушилось столько откровенной ненависти, две пары карих глаз буквально пронзали Анну насквозь: Владимир плавно развернулся, чтобы поставить свою партнершу лицом к новоприбывшим и одновременно проверить, знает ли она родичей актера. Знала. По крайней мере, одного из них. В следующую секунду вдруг зашаталась, как после сильного удара, побледнела, и почти что приникла к груди Евсюкова, пытаясь спрятаться за ним. Между тем Евсюков украдкой взглянул на актера. Коктейль он все-таки заказал, лица его Владимир видеть не мог, но даже на затылке читались страх и растерянность.

Наконец Иван ринулся в атаку. Мимо площадки прямо к бару. Ирма же повернулась и вышла из кафе.

«Наверное, не выносит драк», – подумал Евсюков и невозмутимо обратился к Анне:

– Здесь чудесно, не правда ли?

Она кивнула.

– Да, конечно. Хотя…

И тут вдруг она потеряла дар речи.

– Хотя? – повторил Евсюков заботливо, пытаясь вернуть ее в действительность.

– Знаете, что-то мне стало нехорошо. Тут такая духота. И… накурено.

Сидя за столиком, она сама курила одну сигарету за другой, насчет духоты тоже было сильно преувеличено. Дверь на террасу открыта настежь, в кафе задувал свежий ветерок, несущий ароматы июньской ночи и влажный холодок близкого пляжа. Тем не менее, Владимир согласился:

– Да, пожалуй.

Она посмотрела ему в глаза:

– Будьте так добры, я оставила на столе сумочку. Мне надо выйти.

– Да, да, конечно, – галантно произнес Владимир и, обходя танцующие пары, провел ее к столику. В это время Иван остановился за спиной актера, тот как бы случайно повернулся к нему.

Анна взяла со стола сумочку, мигом ее открыла, сунула туда руку, снова закрыла и кинула взгляд в сторону бара. Ее любовник как раз доставал из внутреннего кармана кошелек и что-то пояснял Валерии. Тут же Евсюков увидел Галину Бочкину. Она болтала с барменшей и смотрела в его сторону. Когда их взгляды встретились, она чуть заметно улыбнулась.

– Вы меня проводите, Владимир? – жалобно спросила Анна.

– Ну, конечно, – успокоил он ее. – Выйдем на свежий воздух?

– Да – пролепетала она и взяла его под руку. – Если вас не затруднит…

Анна благодарно сжала Владимиру локоть, и они направились к выходу.

«Вот сейчас мы и познакомимся с Ирмой», – мелькнула мысль у Евсюкова, когда он отворял дверь, соединяющую кафе с вестибюлем. Но опасения оказались напрасными, Законную соперницу Анны заметить он, правда, успел, но в безопасном отдалении от маршрута побега. Она сидела в кресле возле стойки дежурного и даже их не заметила.

Посередине вестибюля Евсюков повернул к выходу, но его спутница шепнула:

– Пожалуйста, не туда. Прямо!

Что ж, он двинулся к лестнице, ведущей в гостиничные номера.

– Немного отдышусь в комнате или на балконе, – пояснила она.

Вслух Владимир не произнес ни слова, но мысленно посоветовал:

«Главное – запрись, как следует, а то мало ли что!»

По мраморным ступеням, покрытым ковровой дорожкой, они направились к своим апартаментам с общими прихожей, ванной и балконом.

– Тришкин, наверное, будет вас искать, – заметил Евсюков, хотя сам этому не очень-то верил.

– Конечно, – кивнула она. – Но вряд ли я вернусь. Уже поздно, передайте ему, пожалуйста, что я жду его наверху.

– Передам, – пообещал Владимир.

Они подошли к двери с номером семнадцать, и Анна полезла в сумочку за ключом. Сунула его в замок, потом подала Евсюкову ладошку. Он коротко и осторожно пожал ее, однако девица удержала его руку и тихо попросила:

– Пожалуйста, о том, что я ушла, скажите Паше по секрету. Так неудобно портить компанию. Но мне на самом деле плохо.

– Никто ничего не заметит, – пообещал Владимир. Она выдернула из его ладони свою хрупкую руку, одарила любезной улыбкой и еле слышно добавила:

– Пускай постучит негромко три раза, ладно?

Он кивнул, и Анна скрылась за дверью их общего номера. Замок изнутри щелкнул раньше, чем Володя успел повернуться и отправиться в обратную дорогу.

В кафе никого из его компании не оказалось. Евсюков поглядел на часы. До полуночи оставалось еще двадцать пять минут. Ивана поблизости не наблюдалось, Галина сидела на прежнем месте, возле барной стойки.

Владимир устроился за столом и налил себе рюмку. Так, в одиночестве, он провел минут двадцать, а может, и полчаса.

Первой вернулась Валерия.

– Где ты была? – спросил он, едва она уселась рядом.

– Немного прогулялась. А ты? Я везде тебя высматривала, но ты как сквозь землю провалился. Да еще с чужой невестой Анной. Надеюсь, не станешь отпираться.

Евсюков словно бы не поняв намека, произнес:

– Нет, конечно, с какой стати? А, по-твоему, надо?

От неожиданности она растерялась. Подыскивая подходящий ответ, пригубила вина и, стараясь говорить шутливым тоном, заметила:

– А вдруг она стала бы тебя соблазнять?

– Не думаю, она слишком любит актера, посмотрела какой-то фильм с его участием, где он играл настоящего мачо, влюбилась в героя, думает, что и Тришкин такой же. А как бы ни так! Ох, и дурочка, – продолжал он. – Баловница из хорошей семьи. Если бы матушка пронюхала, что ее деточка отправилась отдыхать с женатым мужчиной, ее бы точно хватил сердечный приступ.

– Эх ты, знаток женской души! – уже не скрывая иронии, отозвалась Лера. Но тут же посерьезнела. – Прости, я выпила две рюмки водки и болтаю чепуху.

Евсюков пожал плечами. Спровоцировать Валерию на разговор об их совместном прошлом с Анной опять не удалось.

– А я и не утверждаю, что разбираюсь в женщинах. Я просто проводил ее наверх. Ей стало плохо, и она попросила послать к ней Пашу. Куда он, кстати, подевался?

– От бара его отозвал какой-то мужчина.

– Отозвал? А зачем?

– Хотел с ним поговорить. Они вместе вышли туда, – она показала в сторону террасы.

Неужели все-таки дело дошло до кулаков, да еще в темноте, и без свидетелей? Бедный Паша! Туговато ему придется. Ну что ж, получит, что заслужил, всем влюбленным всегда доставалось на орехи.

Между тем к столу вернулась Галина. Блузка на ней была по-прежнему серебристая, а юбка другая гладко-черная. Бочкина опустилась в кресло и закурила сигарету, руки при этом держала подчеркнуто-вызывающе, словно хотела продемонстрировать, что красит ногти исключительно французским лаком, а не китайской подделкой.

– Куда пропал твой муж? – спросила ее Валерия.

– Понятия не имею, – ответила она и сердито изогнула брови, – раздумала идти за ним. Понимаешь, я себя знаю, со злости скажу, что-нибудь не подумав, чего сама потом стыжусь, вот и решила вернуться в кафе. Уже у бара заметила, что ухитрилась порвать юбку, и поехала заменить ее.

– Поехала? – непонимающе переспросил Евсюков.

– На лифте, – улыбнулась она. – Мы живем на пятом этаже. А куда подевались Анна и актер?

– Тришкин принимает гостей, а его невеста отправилась спать, – ответил Евсюков. – Что-то ей стало плохо. От духоты и табачного дыма.

– Да, молодежь пошла хлипкая, – констатировала Галина, стряхнула пепел и с досадой произнесла. – О господи, куда же подевался мой супруг? Все дела, дела, без сна и отдыха. Нет, Леруш, не выходи замуж.

Ответить Валерия не успела, потому что к столу подошли Бочкин, а следом за ним и Тришкин. Кроме спущенного галстука, никаких следов насилия у актера Владимир не заметил. Управляющий устроился возле супруги, одной рукой нежно погладил ей колено, другой разлил вино по рюмкам и поклялся, что больше не отойдет от своей Галюсеньки ни на шаг, а задержал его дежурный администратор, ему потребовались кое-какие документы.

Евсюков, тем временем наклонился к Тришкину и сообщил ему, что Анна ушла к себе и в кафе не вернется.

Тот рассеянно кивнул, поблагодарил и завертел головой, отыскивая официанта. Заплатив за ужин, извинился, что вынужден так рано покинуть милую компанию, и отправился восвояси. Только после его ухода Евсюков сообразил, что забыл передать ему, чтобы он негромко и троекратно постучался. Но особо расстраиваться не стал, решив, что актер как-нибудь договорится с Анной и без этих конспиративных штучек.

7

Не договорился. Через некоторое время Владимир с Лерой обнаружили его в коридоре перед их общим номером. Он прохаживался туда-сюда и взволнованно курил. Едва заметив их, поспешил навстречу с нескрываемой радостью.

– Слава Богу, друзья, а я уже думал, что мне придется спускаться за вами в кафе.

– Что случилось, Павел Евгеньевич? – сдержанно спросил Евсюков, опасаясь, как бы и им не попасть в передрягу из-за его супружеских неприятностей. Дело в том, что едва он покинул кафе, как у столика появился официант, передав, что дежурный очень извиняется и просит Кирилла Ивановича снова подойти к нему. Дело очень важное и безотлагательное. Бочкин сначала украдкой взглянул на Галину, а потом принял непреклонный вид и заявил, пускай, мол, Владислав идет, куда подальше, а не дергает своего шефа из-за всякой глупости. Его супруга раздраженно произнесла:

– Вот идиот! За что ему только деньги платят?

На этот вопрос официант ничего не ответил, только многозначительно пожал плечами, а Бочкин дал ему задание принести еще бутылку и передать дежурному, что управляющего не нашел. Официант обернулся мигом и, открывая вино, сообщил, что, в общем, согласен с мнением уважаемой Галины насчет дежурного, такого недотепу надо поискать, но все же, осмелится посоветовать Кириллу Ивановичу заглянуть хотя бы на минуту в вестибюль, потому что какой-то гость угрожает подать жалобу на руководство отеля.

Бочкин, с молчаливого согласия супруги, покинул свое кресло. Через пару минут он вернулся.

– Что случилось? – скорее с раздражением, чем с любопытством, спросила Галина.

Кирилл махнул рукой:

– Представьте себе, там жена и зять вашего соседа пришли устроить ему скандал, вернее, приехали. А теперь не могут завести машину. Требовали от дежурного, чтобы обеспечил им автомеханика. Посреди ночи! Щаз! Он им спокойно объяснил, что это немыслимо, тогда они решили переночевать. Представляете такую наивность? В разгар сезона! Ну и тут мужчина начал грозиться: мол, если они немедленно не будут устроены, он заявит, куда следует, что мы заносим фальшивые записи в книгу регистрации гостей. Потому что он, дескать, точно знает, что его женатый свояк поселился вместе с какой-то девицей. Так что, Володя дорогой, имейте в виду, конечно, только для проформы: с актером Тришкиным живете вы. Лучше всего, если дамы тоже договорятся. Валерия, вы не против?

Лера кивнула, а Евсюкова разобрала злость. В первую очередь на Тришкина. Какого черта от такой милой жены лезть на девицу легкого поведения! А потом он разозлился и на Валерию. За то, что затащила его в это общество, проникнутое духом лицемерия и снобизма и, честно говоря, довольно скучное. А, в конце концов, он обругал и самого себя. За то, что позволил актеру заплатить за ужин, а значит, был у него в какой-то мере в долгу и вынужден прикрывать его связи с Анной.

– Надеюсь, зять не собирается подглядывать в замочную скважину, чтобы узнать, о находящихся в комнате. И не приставит к балкону лестницу, для проверки, кто с кем лежит в постели, – заметил он.

– Для верности опустите шторы и никому не открывайте, – засмеялась Галина. – Обманутые жены могут быть опасны. А как ты все же от них избавился, Кирилл?

– Посоветовал устроиться в автомобиле и даже предложил на ночь одеяла. Пообещал, что рано утром вызовем автосервис. Ну и сказал, что к их услугам все остальные службы нашего заведения. Например, кафе, где они могут сидеть до трех утра.

Услугами кафе они не воспользовались. Во всяком случае, до часа с четвертью, когда все вместе с Бочкиными направились к лифту. Наверх же поехали Владимир с Лерой, управляющий пожелал еще заглянуть в канцелярию, а его супруга – на кухню.

– Вот еще не было печали! – сказал Владимир Лере, едва нажав на кнопку с цифрой «2».

– Не расстраивайся, – успокаивающе произнесла она, – прямо с утра договоримся с Анной.

– Да разве дело в актере и его невесте? – прервал ее Владимир. – Мне очень даже нравится, как я устроился, чем с этим постоянно мычащим и молодящимся клоуном жить рядом… понимаешь?

Она грустно кивнула. Лифт уже давно стоял.

– Пошли? – тихо спросила она.

– Пошли! – согласился Владимир. – Но если родичи Тришкина устроили засаду у номера, торжественно провозглашаю, что ручаться за себя не могу.

Ирмы и Ивана в засаде не оказалось. Зато был актер.

В следующую минуту они узнали, что он никак не мог попасть в номер. Лера вынула из сумочки ключ и отперла апартаменты. Едва ступив на порог общей прихожей, Тришкин поклонился, пожелал всем доброй ночи и двинулся направо. Сквозь отворенную дверь Владимир услышал слабый шум текущей воды. О господи, вот почему она не открывала! Сидит в ванне.

– Пойду, подышу, – сообщил Владимир Лере и вышел на балкон с ее половины. Стоял и глядел вдаль. Там за слабо освещенным пляжем, по иссиня-черному небу плыл крупный серп растущего месяца, тоненькая лунная дорожка перечеркивала акваторию и терялась в кустах – картина притягивающая, успокаивающая. Евсюков поглядел назад, в спальню. Лера, как раз, снимала платье. Она перебросила его через спинку кровати.

«Ведь знает же, что я на балконе и делает всё так откровенно, – подумал Володя. – Специально, что ли заманивает? Нет, деточка, ничего тебе не отломится. На твое несчастье я знаю, кто ты есть!»

Когда же она освободилась от комбинации и стала расстегивать бюстгальтер, в комнату вдруг ворвался актер. Владимир увидел, как он отчаянно жестикулирует и как Лера изменилась в лице.

Владимир мигом очутился рядом с нею.

– Что там у вас стряслось, Павел? Вы даже забыли постучаться! – возмущенно произнес он.

– Анна… – выдавил он, в глазах у него смешались ужас и удивление. – В ванне… – снова пауза. – Надо срочно вызвать скорую…

– Скорую? – переспросил Евсюков и почувствовал, как у него от нехорошего предчувствия сдавило желудок.

– Анна мертва… – глухо произнес Тришкин.

Владимир выскочил в прихожую и заглянул в ванную. Небольшое, выложенное кафелем помещение с умывальником, высоким настенным зеркалом и ванной казалось пустым. На вешалке висели снежно-белый купальный халат и мохнатое полотенце, серо-белый плиточный пол застелен красным синтетическим ковриком, а на нем – кокетливые меховые тапочки, промокшие насквозь, потому что через край ванны переливалась вода. Она струилась вдоль боковой стены и уходила в сточное отверстие посреди ванной комнаты. Анна лежала в ванне. Голова со спутанными светлыми волосами и закрытыми глазами, туловище, руки и узкие ступни – все это находилось под водой, на поверхности торчали только острые, бледные колени согнутых ног. Евсюков осторожно приблизился к ванне, прикоснулся к одному колену – оно холодное, почти ледяное, такое же, как и вода, с покоившимся неподвижным телом. Машинально потянулся повыше, чтобы остановить воду, но кран с красной меткой на фаянсовой головке оказался закрыт до отказа. Открыт был второй, с синей меткой. Он покрутил его, и вода перестала течь. Потом Володя повернулся к дверям. Тришкин стоял, прислонясь к косяку, явно в полуобморочном состоянии. Валерии не было видно, наверное, она осталась в комнате.

Евсюков вышел в прихожую и заглянул в ту часть апартаментов, где разместился актер. Размерами и мебелью она полностью походила на соседнюю. На постели у окна лежали вечернее платье Анны и беспорядочно разбросанное белье; казалось, она так торопилась в ванну, что срывала его с себя и швыряла, как попало. На ночном столике он увидел черный парик, на одном из кресел у письменного стола – сумочку, а на столе – полупустую пачку сигарет, элегантную зажигалку и шариковую ручку. В замке торчал ключ. Окно на балкон и балконные двери открыты, влажный летний ветерок легонько шевелил кремовую штору, убийца проник в ванную либо через балкон, либо через соседнюю комнату.

– Никому ничего не трогать, ни к чему не прикасаться! – велел Евсюков. – Спуститесь к дежурному, пусть звонит в отделение милиции. И еще – надо вызвать управляющего, наверно, придется закрыть отель.

Актер механически кивнул и замедленной походкой вышел из комнаты. Владимир взглянул на Валерию. Она, снова одетая, сидела на самом краешке постели, напряженно выпрямившись и прижав ладони к бедрам.

– Нам с тобой «повезло», – заметил Владимир, когда она подняла на него перепуганный взгляд. И, так как Лера молчала, пояснил. – Я имею в виду – убийство…

А мысленно закончил: «Убийство проститутки».

 

8

Тришкин вернулся с Бочкиным минут через семь-восемь.

Ужас, дрожа всем телом, с трудом выговорил управляющий, выходя из ванной. – Ужа-ас…

Вы дали распоряжение закрыть отель? – осведомился Евсюков.

Мне приказали из милиции, сказали проследить, чтобы никто не покидал здание гостиницы, – он немного помолчал, собираясь с мыслями, потом добавил. – Тех двоих, ну вы догадываетесь о ком я, тоже никуда не пустил. Они в кафе…

Евсюков согласно кивнул и повернулся к Тришкину.

Вы общались со своей женой? – осведомился он.

Актер вздрогнул.

Вы Ирму имеете в виду? – тихо пробормотал Павел.

Да, конечно. И с вашим зятем Иваном разговаривали? Они, знаете ли, побушевали немного после вашего ухода из кафе. Кириллу пришлось их успокаивать.

Кириллу? – переспросил актер, как бы ничего не понимая. Владимир пояснил:

Да, управляющему, Кириллу Ивановичу, – и тут же поинтересовался Вы ведь знали об их приезде. Так?

Да, я знаю, что они здесь… а вы думаете?..

Нет-нет, я не имею права даже заикаться о ком-либо плохо. Вот придут специально обученные люди, они и будут думать…

Разговор Евсюкова и Тришкина прервал Бочкин.

Извините, уважаемые, вмешался он. – Хотел бы попросить вас об одной любезности… он слегка замялся, потом все-таки сказал. Могу я рассчитывать, что вы удостоверите правильность записи в книге гостей? Мол, сами тут договорились между собой и поселились в свои номера не так как написал дежурный администратор, а то, знаете, у меня могут быть неприятности…

Мне бы ваши заботы, Кирилл Иванович, усмехнулся Евсюков. – Да, конечно же, скажем, все как есть, что Анна заболела, а кому охота жить с больной женщиной в одном номере. Конечно же, решили сами по взаимному согласию. Вот так и скажем работникам правоохранительных органов.

– А вы думаете, что их это будет интересовать?

– Да, конечно же, можете спросить у Валерии, она работает в газете и знает, как ведется следствие.

– Прессы мне только тут не хватало! – отчаянно вскрикнул Бочкин.

 

Категория: Казаринова Светлана | Добавил: cdtnf (22.06.2018)
Просмотров: 192 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 4
avatar
3
Мне  очень  понравилось.
avatar
4
Спасибо, дорогая моя!
avatar
1
Очень, странно но в жизни тоже случаи бывают разные, вот как заболел человек сразу и не нужен!!!Что, такое не везёт и как с этим бороться.
avatar
2
Марина, спасибо за комментарий! Заходите!
avatar