Четверг, 20.07.2017, 15:34
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Ильина Ирина [115]
Ильина Ирина
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 1
Пользователей: 3
АняЧу, АлинаНечай, GaseSteare
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Ильина Ирина » Ильина Ирина

Памятная вещица

Солнце заливало тесный коридорчик отделения УВД, когда мы вышли с планерки у начальника отдела. Несколько мелких краж, раскрытых по горячим следам, одна драка на дискотеке. Ночь прошла тихо. Можно заняться рутиной и сдать в архив закрытые дела. Там осталось-то подклеить несколько бумажек. Мы с Николаем вышли на улицу покурить и обсудить предстоящую рыбалку: вот-вот должна пойти щука. Ни покурить, ни поговорить не удалось: через минуту вылетел дежурный:
- Федор, Николай! Срочно к Сулимову! Кажется, наш серийный объявился!
Бросив сигареты, побежали обратно. Я чертыхался про себя. Третье разбойное нападение и все на моем дежурстве! Вот уже полгода город держит в страхе неуловимый убийца. Жертвами становятся старики, получившие в этот день пенсию. Причем, в разных концах города. Душит несчастных в прихожей широкой атласной лентой черного цвета, берет все, что видит, уходит. Ведет себя нагло - оставляет отпечатки пальцев, не боится. Значит, в криминальных делах ранее не замечен. Мы вошли в кабинет начальника УВД. Сулимов смотрел в окно, заложив руки за спину, и слегка покачивался.
- Ну, ребята, продолжение последовало! - он обернулся. - Большая Садовая, пятнадцать. Частный дом. Обнаружена матерью.
- Молодая? - удивился я.
- Тридцать лет.
- Так, может, не из серии?
Сулимов хмуро взглянул на меня, ответил:
- Похоже, он. В общем, разбирайтесь.
На старенькой тарахтелке с гордой надписью "Полиция" мы приехали на адрес.
Простенький дом, построенный еще при социализме, встретил нас широко распахнутыми воротами во двор. Под раскидистым, усыпанным желтыми пятнами плодов старым абрикосом сидела на скамеечке и тихо скулила женщина лет пятидесяти, ухоженная, хорошо одетая. Ее обнимал за плечи и удивленно оглядывался вокруг высокий седой мужчина. "Родители", - понял я, подошел, представился:
- Оперуполномоченный Кравченко Федор Арсеньевич.
Мужчина кивнул, пожал протянутую руку:
- Мелехов Вениамин Исаакович. Моя супруга - Виктория Леонидовна, - женщина всхлипнула, кивнула.
- Мы осмотримся, подойдем. Ответите на несколько вопросов. Коля, ты - по соседям.
В доме, сразу в прихожей на полу лежал труп молодой женщины. Рядом опирался на стенку дежурный, приехавший по вызову. Дом старый, но внутри недавно был сделан добротный ремонт. На стенах свежие дорогие обои, на полу светлый ламинат. Окна и двери новые. Еще пахло краской. Вошли криминалист, судмедэксперт и следователь.
- Что нарыл? - спросил, поздоровавшись, следователь.
- Только пришел. Даже не заходил в комнаты.
- Ну, осматривайся.
- Странгуляционная борозда тонкая и глубокая. А зачем он веревочку унес? - рассуждал вслух тощий и лысый медик, осматривая тело, - красивая блондиночка, крашеная. Ухоженная. Бельишко-то из дорогого бутика, а? А под ноготочками что-то есть! Сопротивлялась барышня, сопротивлялась!
Я прошел в комнаты. Дом вывернули наизнанку. Вещи разбросаны, шкафы открыты. Но телевизор, ноутбук - на месте. В спальне на прикроватной тумбочке - планшет. "Деньги искал", - понял я. Мысль подтвердило зияющее нутро вскрытого сейфа в кабинете. Во дворе с новой силой взвыла мать погибшей. Наверное, труп вынесли. Вернулся в прихожую. Криминалист продолжал методичный обход.
- Работы тебе здесь, Ваня! - посочувствовал я. - Он по всему дому прошелся. Не спешил.
- Вижу. А куда мне торопиться? - флегматично откликнулся тот.
- Нашел что-нибудь?
- Пальчиков полно! Пробью по базе, сообщу.
Следователь старательно писал, расчистив уголочек кухонного стола. Я вышел во двор, подошел к родителям жертвы.
- Вы живете вместе?
- Нет, - ответил отец. - Это дом дочери.
- Вы не смотрели, что пропало?
- Нет. Мы не смогли войти. Сережа приедет, посмотрит.
- А кто это - Сережа?
- Муж Катеньки. Он на даче. Катя собиралась ехать сегодня первой электричкой. Сережа ее встречал. Катя не приехала. Сережа звонил и на мобильник, и на городской. Потом позвонил нам. Думал, Катя у нас. Мы и приехали. Вот...
Она снова заплакала. Муж обнял ее за плечи, прижал к себе. Он с трудом сдерживался. Я оглядел ухоженный дворик с роскошным розарием перед окнами, небольшой беседкой, увитой виноградом.
- А дача далеко?
- Тридцать километров. В Заозерном. Он уже едет.
- Расскажите о дочери.
Пока мать, периодически всхлипывая и сморкаясь в насквозь промокший носовой платок, рассказывала об убитой, я обдумывал, что увидел, сравнивая с прошлыми нападениями. Подъехала серебристая "мицубиси". Черноволосый парень с глубокими залысинами у высокого лба в белой рубахе навыпуск, бриджах и белых кроссовках стремительно выскочил и бросился в дом, кивнув нам.
- Это и есть Сережа? - спросил я.
-Да.
Парень уже бежал к нам.
- Где она? Где Катя?
- Увезли, - мать снова зарыдала в голос.
- Она - мертва?
Он смотрел с таким недоверием, будто кто-то мог с этим шутить. Вернулся Николай.
- Коль, - позвал я, - поговори с супругом. Посмотрите, что пропало.
Провел родителей к машине, пообещал держать в курсе и вернулся в дом.
- Мобильник жертвы есть? - спросил в пространство.
- Вот, возьми, - откликнулся следователь и протянул мне айфон, - я закончил, до встречи!
Я еще раз прошелся по комнатам. Сергей с Николаем стояли около вскрытого сейфа в кабинете. Рядом - прислоненная к стене картина с морским пейзажем, видимо, скрывавшая тайник.
- Кто мог знать о сейфе? - спросил Николай.
- Никто.
- А рабочие? Кто вам ремонт делал? Не сами же?
- Нет, конечно. Посоветовали. Бригада, три человека - мать с отцом на основных работах, сын на подхвате. Они знали о сейфе.
- Ладно, на этом пока закончим. Вы будьте на связи. Мы вас вызовем. Когда ремонт закончили?
- Да вчера только. Договорились, завтра деньги отдам.

***

В отделении сразу прошел к Сулимову.
- Докладывайте!
- Со слов родственников, - начал я, - погибшая владела приличным бизнесом. У нее сеть модных магазинов женской одежды. Муж, двое детей, восьми и шести лет, сейчас в лагере. Бизнес достался от отца. Тот отпочковал ее лет десять назад, сразу после института, экономист. Бизнес вела успешно. Убита в прихожей, задушена. Дом перевернут весь. Но телевизор, ноутбук, планшет не взяли.
- Почерк знакомый?
- Нет. Тот не роется. Забирает, что видит, и тонкую технику - в первую очередь. Кроме того, в нашем случае, преступник унес с собой орудие убийства. Прежде этого не происходило. Это всегда была черная атласная лента, достаточно широкая. Здесь - тонкая, скорее - шнурок. И тот убивает стариков. Он появляется сразу после выдачи пенсии. Здесь молодая женщина. Защищалась. Под ногтями остались кусочки кожи.
- А, хорошо! Версию маньяка не сбрасывай пока. Мало ли - трансформировался? Безнаказанность приводит к самоуверенности. Еще есть версии?
- Вскрыт сейф. О его существовании знали хозяева, родители и рабочие - дом ремонтировали. Еще и не расплатились.
- А труп кто обнаружил?
- Мать. Зять позвонил, что жена не приехала на дачу.
- Чаще всего убийцей оказывается тот, кто обнаружил труп.
- Мать? Вряд ли. Она бы не справилась.
- А муж?
- Муж был на даче.
- Проверьте. И бизнес со счетов не сбрасывай.
- Да сейчас разъедемся. И на дачу, и в офис.
- Хорошо, работайте. Будем на связи!
В кабинете ждал кофе с бутербродами. У Николая заботливая мама. Нас не забывает.
- Коль, а что соседи? - спросил я, прожевывая бутерброд.
- Те, что рядом, ничего не видели. Вообще в окна не смотрят. Соседи напротив видели, как уезжал Сергей. Это было около шести вечера. Еще одни - напротив и наискосок, видели мужчину в темном костюме и кепи около двадцати часов вечера. Куда зашел, не знают - не следили. Семью характеризуют хорошо. Говорят, дружные, всегда вместе.
- Давай, ты к рабочим. Олег в офис. Я в морг. Встречаемся в отделе.

***

Уставшая от жары зелень покрылась слоем пыли, даже воробьи попрятались. На небе ни облачка. Я приехал к моргу в мокрой рубахе. Открытые окна жигуленка прохлады не давали. Зато в морге свежо. Новый главврач каким-то чудом установил мощные сплит-системы. Я зашел в прозекторскую. Семеныч, он же и на место преступления выезжал, мыл руки.
- Опоздал, опер! Теперь жди протокола. Ничего не скажу!
- Да ладно тебе, не издевайся. Рассказывай!
- Девочка была здоровая.
- Какая девочка? Ты мне про мою удушенную.
- Так я о ней. Для меня-то, старика, - девочка. Так вот. Здоровая. Никаких болячек. Жить бы и жить! Умерла от асфиксии. Странгуляционная борозда узкая и глубокая, с оссаднениями. Возможно, использовался капроновый шнур, вроде тех, что продаются в хозяйственных бобинами. Может, тоньше. Но что-то синтетическое. Несколько волокон нашел, отдал криминалистам. Под ногтями, ты знаешь, частички кожи. Отдал.
- А время смерти?
- Трудно сказать. Сейчас жарко. Умерла сразу после ужина. Ела она отбивные с салатом. Вот, узнаешь, когда ела, - узнаешь время смерти. Винца немного в желудке.
Выйдя из морга, я посидел в машине, думая, куда направиться. Позвонил Олег:
- В офисе я закончил, что теперь?
- Давай, к криминалистам, а я еще к потерпевшему съезжу. Что-то там мне надо.
Я и сам не понимал, что надо. Вспоминал Сергея. Такая жара, а он в рубахе с длинным рукавом. И в бриджах. Как-то рубаха не подходит. Да, тарелки в раковине две, два бокала. Ворота оказались закрыты. Я нашел кнопочку звонка.
- Кто там? - спросил недовольный голос.
- Оперуполномоченный Кравченко.
- Сейчас.
Минут через пять Сергей открыл. Он переоделся в светлые шорты, оттенявшие ровный загар, и футболку с длинным рукавом, из-под ворота которой выглядывала тонкая блестящая тесемка. "Крестик носит, - отметил я, - верующий".
- Проходите.
В доме убрано. На кухне чистота.
- Когда вы успели?
- Домработнице позвонил. Пришла. Плакала, - он тяжело вздохнул. - Может, кофе или чай?
- Нет, вот воды бы холодной.
- Сейчас!
Сергей открыл холодильник. На белоснежных полках, кроме кастрюль, стояли две прозрачные миски. В одной - готовый салат из свежих овощей, в другой - отбивные.
- У вас была заботливая жена.
Он оглянулся.
- А, это! Да, Катя наготовила взять утром на дачу, чтобы там не возиться. Вообще, дача нам поперек горла. Но избавиться было просто нельзя. Так же, как и этот дом, она досталась ей в наследство от деда. Тот, умирая, просил сохранить. Вот и возились, - он поставил на стол бокал с холодной минеральной водой, продолжил: - Хотя, Катя любила дачу. Там прошло ее детство. В девяностые благодаря даче выживали. Тогда тесть только начал свое дело. Они были инженерами, заводы рухнули. Ездили с тещей в Турцию с огромными сумками. Челноки. Потом открыли первый ларек. Мать торговала, отец ездил. Сейчас сеть магазинов по всей области.
- Да, знаю. А как у вас отношения в семье?
- Мы любили друг друга. Кажется, даже не ссорились. Может, сейчас так кажется? - он усмехнулся.
- У вас любовница есть?
Он дернулся, возмущенно взглянул на меня:
- Нет! Я же говорю, мы любили друг друга!
- В жене вы так же уверены?
- Конечно!
- А в какое время вы вчера ужинали?
- Мы не ужинали. Я уехал в шесть, обычно мы едим в девять.
- Было две тарелки в раковине.
- Не знаю, может, кто-то приходил? Надо подруг ее обзвонить.
- Обзвоним. Ну, собственно, я узнал, что хотел. Я вызову вас. До свиданья!
- До свиданья!
Уже выходя из дома, я спросил:
- А почему у вас одежда с длинными рукавами? Такая жара!
Он ответил сразу, не задумываясь:
- Аллергия к солнцу.
Я кивнул и вышел. Из машины набрал Олега:
- Съезди в поликлинику, выписку о состоянии здоровья Максименко Сергея Петровича запроси.
Дежурный предупредил, что Николай допрашивает подозреваемого. Я тихо открыл дверь, прокрался к своему столу. Подозреваемым был щуплый мужчина с редкими пегими волосами, свисавшими сальными прядями на воротник, в застиранной рабочей одежде с пятнами краски. Николай, высокий, накачанный, нависал над ним огромной каменной глыбой. Я прислушался:
- Ты не знал, что в доме есть сейф?
- То не сейф! Тонкое железо! Еще когда устанавливал, сказал хозяину: "Че жлобишься? Купи сейф нормальный и ставь! Только людей в грех вгонять!"
- Значит, вогнал? Ты убил Екатерину Максименко?
- Ты что, начальник! Как я мог? Добрейшей души женщина, не то, что муж. Тот козел. Если убивать кого, то его!
- А пальчики в сейфе говорят о другом! Там даже хозяйских нет почти. А твои и по стенкам, и по дверце раскуроченной! Колись! Звонил ей вчера пять раз за вечер. Потом приехал, задушил, деньги взял.
- Я не звонил! Это она. Клянусь! Звонит, я трубку беру, она сбрасывает. Знаешь, крысиные звонки. Типа - перезвони. Я перезваниваю. Еще удивился - у нее всегда деньги на счету были, а тут! Трубку берет и молчит! Я подумал - сломался у нее мобильник, набрал городской. Вообще не взяли. А тут Маша, жена моя, говорит: "Не дергайся! Это она извиниться хочет, что расчет опять перенесли на день - на дачу завтра край надо". Я возмутился, конечно! На бабках сидят, сейф в доме, а рассчитаться не могут! Кому понравится? И все! Я вчера из дома не выходил ни на минуту! Нет, мусор выносил. И все!
- А пальчики как?
- Так я же его устанавливал! Как же без моих пальчиков?
- Кто может подтвердить твое алиби?
- Жена. И сын тоже.
- Э, друг! Сыну твоему самому алиби подтверждать надо. Значит так, задерживаем тебя на трое суток, - он вызвал дежурного: - в камеру.
Задержанного вывели, Николай потянулся. Предложил:
- По кофе?
И тут влетел Олег - самый молодой в нашем отделе, красавчик с васильковыми глазами, римским профилем и стильной короткой стрижкой. Единственная его беда - женщины! Верит каждой. И влюбляется во всех.
- Кофе и мне, пожалуйста! Я тут накопал!
- Выкладывай, - велел Николай, насыпая кофе в чашки.
- В офисе нашу потерпевшую не очень любили. Строга была. Но и ненависти до душегубства я не нашел. Зато супруг ее, Сергей Петрович Максименко, имел очень серьезный изъян. О нем знали многие. Супруга тоже. Но, как воспитанная леди, на людях не скандалила.
- Погоди, - перебил Николай, - в чем изъян-то?
- Я не сказал? Играл он. В каком-то казино. И с неделю назад, сведения из первых рук: секретарша погибшей, Сонечка, такая милая девочка, рассказала, был у супругов разговор на высоких тонах. Подробностей она не знает, там двойные двери в кабинете, но слышала что-то о золотой цепочке для крестика, подаренной Сергею Петровичу супругой. Екатерина Вениаминовна крикнула: "В церковь сходи! Там продается тесьма для крестиков. Любых цветов! Я тебе больше денег не дам!"
- Ну, знаешь, я тоже неделю назад с женой так поцапался! - воскликнул я. - Она шубку себе голубой норки к зиме прикупила, когда мне запчасти на машину сейчас нужны. Пух и перья летели! Соседка, на два этажа ниже живет, бабулька, божий одуванчик, прибежала. "Полицию, - спрашивала, - не вызвать ли?" И ничего, никто никого не замочил, и шубка в шкафчике висит.
- Вот, вот - шубка висит. А тут, может, к консенсусу и не пришли.
- Слова-то какие знаешь, - восхитился я, - умен, брат! Что криминалисты? И справку из поликлиники взял?
- Везде пальцы супругов, строителей и домработницы. Чужих нет. Справка вот, - он положил на стол клочок серой бумаги, - здоров.
- Олег, возьми айфон погибшей, обзвони подруг. С кем она могла вчера ужинать? Что секретарша о ее личной жизни рассказывала? Любовники, интрижки?
- Если что и было, она не знает. Но на прошлой же неделе был звонок, который очень заинтриговал Сонечку. Говоря об этом, девочка покраснела до корней волос. Приятный мужской баритон попросил к телефону Екатерину Вениаминовну, Сонечка соединила, уже почти положила трубку и услышала: "Котик, ты меня еще помнишь?" Вы понимаете, трубка прикипела к Сонечкиному уху. Она дослушала до конца. Незнакомец пригласил начальницу на романтическое свидание, и та его приняла. Назначено свидание в кафе "Ночь и день" на пятницу. В остальном Екатерина Вениаминовна была неправдоподобно правильной.
- Вот, вот, - вставил Николай, - нельзя быть очень правильными, таких бог любит и забирает раньше времени. Слышь, Федь, а ведь наш строитель не врал. Смотри - входящих от убитой на его мобильник - шесть, исходящих - пять.
- Да, не он, конечно. Шклявый больно. Я смотрел и удивлялся - как он кирпичи поднимает.
- Шклявый, но жилистый. Слышь, Федь, а ведь главное в другом! С ее телефона исходящие все удалены!
- Убийца и удалил. Олег, возьми фото потерпевшей и в кафе. Я порыщу по казино. А ты, Николай, на дачу.

***

В пятом по счету казино, просматривая записи видеонаблюдения, я увидел Сергея, выходящим из заведения в двадцать три пятнадцать. Во сколько вошел, выяснить не удалось - диск поменяли, а где хранятся старые, охранник не знал. Я оставил секьюрити свой телефон, в надежде, что тот перезвонит, когда появится его начальник.
Вечерело, когда я вернулся в отдел. Николай копался в бумагах. Олег изучал телефонную книгу мобильника погибшей. Он опросил в кафе официанта и выяснил, что пара просидела около двух часов, погрузившись в воспоминания. Мужчина называл ее Котик, она его - Кэп. Олег съездил к родителям потерпевшей, выяснил, что Кэп - одноклассник Кати.
- Олег, давай ищи его! Есть адрес? - Олег кивнул, поднимаясь. - Бегом туда, допроси! Николай, что ты на дачах накопал?
- Алиби стопроцентное. Сосед видел, как Сергей приехал около семи вечера, поставил машину, вошел в дом, включил телевизор. Больше не выходил. Свет горел до двенадцати ночи.
- Ты в сад заходил?
- Нет, а зачем? Дедок там живет постоянно.
- Поехали, осмотримся.
Тридцать километров - не дальний путь, но сначала надо выбраться из города в час пик. Потом через лесок, и по грунтовке вдоль озера. К вечеру стало прохладней. Мы подъехали к садовому товариществу.
- Куда здесь?
- Прямо, на третьей аллее угловой сад.
Я подъехал, притормозил.
- Въезд с другой стороны, - уточнил Николай.
- Погоди, сначала здесь посмотрим.
Вышел из машины. Вплотную к забору выходила задняя стенка сарая. Рядом - железная дверь с навесным замком. Подергал его и выпачкал руку в машинное масло. От сарая в дачу вела извилистая цементная тропинка. Она же продолжалась и за калиткой. На светлом цементе пятно. Я опустился, пощупал - масло.
- А масло-то разлито недавно, - сообщил Николаю. - Пойдем дальше.
Мы обошли малинник, свернули за угол. Вся дача огорожена сеткой рабицей, со стороны въезда оплетенной ветвями вьющихся роз. Я остановился перед воротами. Небольшой домик с мансардной крышей отсвечивал огромными окнами и застекленной верандой.
- Красиво, наверное, здесь по весне, - подумал я вслух.
- Не то слово! - откликнулся кто-то сзади.
Я оглянулся. Пожилой мужчина бомжеватого вида с всклокоченной бороденкой и густым запахом свежевыпитого покачивался за моей спиной.
- А вы сосед? - спросил я.
- Сторожую у соседей, - он кивком показал назад, где огромный особняк прятался за высоким кирпичным забором.
- Скажите, Сергей приехал вчера в семь, зашел в дом и больше не выходил?
- Точнее - не видел, чтобы он выходил. Телевизор работал до полуночи. Я часов в девять кликнул его. Винцом хотел угостить виноградным, прошлогодним. Хозяйка расщедрилась. Но он не ответил. Я подумал, может, заснул. А потом смотрю - света уже нет.
- А войти в сад нельзя никак?
- Почему нельзя? Можно. У меня ключи есть. Я им за умеренную плату огород поливаю вечерами и бак заполняю. Вода же у нас по расписанию. А они работают.
Рассказывая, пьяненький сосед открыл ворота, мы прошли в сад. Я направился к сараю. Дверь была закрыта на щеколду. В полумраке низкого помещения перед стеллажом с ведрами, поливалками и шлангами блеснул никелем "муравей". Николай присвистнул. Мы вошли, от мопеда пахло отработанным бензином.
- Совсем недавно пользовались, - определил по запаху Николай.
У меня зазвонил мобильник.
- Да, Олег!
- Федор Арсеньевич! Визави нашей потерпевшей в ту же пятницу покинул город. Был в краткосрочном отпуске. И вчера в семь вечера к потерпевшей приходила подруга. Станиславовец Валентина. Они поужинали, посидели еще с час и разошлись.
- Вызови Станиславовец эту в отдел. Мы скоро будем, - ответил я и тут же набрал криминалистов: - Вань, есть еще чьи-то отпечатки? На тарелках, бокалах? Только их двоих? Ясно! Поехали, Коля. Быстро!
Валентина Станиславовец была уже в кабинете, когда мы вошли. Олег как раз заканчивал заполнять формальную часть. Я тут же подключился:
- Скажите, за что вы убили Екатерину Максименко?
Лицо Валентины из круглого стало продолговатым, из розового - бледным.
- Как убила? Я не убивала. Мы поели, потом она похвасталась мне бриллиантами, что Сережа ей подарил, и разошлись.
- Нет, дорогая, подозреваемая, я вас очень огорчу, но Екатерину убил тот, с кем она ужинала. Причем сразу, как только встали из-за стола.
- Сережа позвонил мне сегодня, - она заикалась, подбородок дрожал, - и попросил сказать, что я была у нее. Что мы поужинали вместе.
- А почему? Чем он объяснил свою просьбу?
- Он сказал, что у Кати, видимо, был любовник, потому что два прибора использовано, а он не хочет, чтобы на нее падала тень. Особенно сейчас, когда она погибла.
В это время зазвонил мой телефон. Это был охранник из казино. Он передал трубку начальнику охраны. Я выслушал и обратился к Олегу:
- Оформи протокол допроса, а я за ордером.
Сулимов встретил меня хмуро:
- Что? Нет подозреваемых?
- Есть, Александр Александрович! Супруг убитой Максименко Сергей Петрович. Он выехал вечером на дачу. Там поставил машину, включил телевизор, вышел через кухонное окно. Вывел своего "муравья" с другой стороны, вернулся в город. Спрятал поблизости от дома. Прокрался, зная, что соседи в это время заняты сериалом. Отужинал с супругой, на выходе удушил. Не торопясь создал видимость ограбления.
- Зачем ему?
- Задолжал в казино. А супруга отказалась платить. На этом же муравье отвез женины бриллианты кредитору, долг погасил и уехал на дачу.
- Доказательства есть?
- Достаточно! И, главное, на шее у него крестик на тесемке, которой он задушил жену, - при этих словах Сулимов уставился на меня, как на идиота, - Да, именно на шее. Пока он его не сбросил, надо брать. Там наверняка есть биологический материал жертвы.
- Объясни!
- Звонил представитель казино. Максименко отдал бриллианты и попросил вернуть цепочку, жена, мол, интересуется. Но кредитор посчитал, что цепь пойдет за проценты. Тогда Сергей достал из кармана тесьму, подцепил на нее золотой крестик, надел на шею и прошептал: "Ничего, у меня есть памятная вещица".
Сулимов крякнул и подписал ордер, бросив коротко:
- Берите.



Источник: http://samlib.ru/i/ilxina_i_i/pamatnaavethica.shtml
Категория: Ильина Ирина | Добавил: iii2012 (11.03.2017)
Просмотров: 5106 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 4.8/81
Всего комментариев: 21
avatar
21
Классный рассказ. Стиль написания, язык, динамика развития сюжета - всё в десятку. Единственное что - где-то с середины рассказа было ясно, кто убийца.  Т.е.  до высшего пилотажа чего-то не хватило, а чего - не пойму. Возможно, Вам, как виртуозу пера, виднее, в чём дело.
avatar
20
Понравилось. Все персонажи живые - действуют и думают. Единственное, хочу попросить автора больше внимания уделять окружению: более подробные описания мест, их образы, и, самое главное, атмосфере. Напряжение я почувствовал, а значит, в целом, детектив удался.
avatar
19
Давно не читала детективов, особенно таких увлекательных. Здорово, получила удовольствие. Испереживалась, правда, больше за пенсионеров, чем за богатую жену игрока. И, главное, при чтении очень явные, живые образы перед глазами. Так и просится история в телевизор, в сериал.
avatar
Было время, я этими детективами зачитывалась! Могла целую ночь читать какой-нибудь роман, с Лосевым, например, в главной роли. Потом как-то ушло это на второй план. И тут вдруг наткнулась на рассказ и уже не смогла оторваться. Написано очень профессионально. А то, что убийца узнаваем, то это - жизнь. Очень часто самый близкий и оказывается не убийцей, так под подозрением. 
Ирина, а продолжение есть или это просто рассказ? Хочется и о новых расследованиях услышать.
avatar
15
Детектив:) Очень интересно:)
avatar
17
Спасибо! smile
avatar
12
Так профессионально описаны будни наших оперативников specool
avatar
14
Спасибо! Рада, если получилось... smile
avatar
8
На носу третье Фатимское пророчество! Готовьтесь други мои! fear
avatar
9
Это не к нам, а к папе Римскому. Детектив прописан, но, на мой взгляд, надо усилить интригу. Персонаж муж - слишком узнаваемый с самого начала:
"- А кто это - Сережа?
 - Муж Катеньки. Он на даче..."
     Ну что может делать муж, один, на даче?...  Ессесно он первый подозреваемый с этих самых слов!
    Может быть лучше убийцей сделать Сулимова?
    Но это должно открыться в самый последний момент, и неожиданно даже для Федора... А он Макарова с утра в оружейке поленился получить после дикого похмелья, после ночи с Катенькой (пока муж груши на даче околачивал). А Сулимов их застукал и теперь подставляет... представляете?!  smile
avatar
10
Ага, а еще лучше - соседка напротив, которая давно хотела выкопать старый абрикос и пересадить себе во двор... Вот и дождалась, когда муж уедет... надо там подправить, что абрикос уже почти выкопан... все ночь копала, да родители спугнули... lol
avatar
11
ясно...
avatar
16
Спасибо! smile
avatar
7
Так Федор Арсеньевич маньяка-душителя пенсионеров поймает, или нет? Меня это очень беспокоит   fear
avatar
13
Боюсь, что нет... Не открывайте двери незнакомцам! Особенно после получения пенсии...
Спасибо! sad
avatar
3
Вот зачем тогда, спрашивается, замуж выходить?  wacko
avatar
6
Спасибо! Не будем...
avatar
2
Для игромана (наркомана в нынешнем понимании) душить тесемкой от крестика - недопустимая изящность, не находите Ирина?!   smile Прямо как Банионис из "Принца Флоризеля".
Это в качестве легкой критики. Я бы снял это с Охлобыстиным в роли мужа и Боярской в роли трупа. Надо искать спонсора!   smile
avatar
5
Че-то глючит...
Спасибо! Он же не в стрелялки... Он же утонченно... в карты...
Спасибо!
avatar
1
Читается как сценарий   smile
avatar
4
Значит, будем снимать...
Спасибо! smile
avatar