Четверг, 20.07.2017, 15:43
Приветствую Вас Гость | RSS
АВТОРЫ
Белова Лидия [43]
Белова Лидия
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 2
Пользователей: 3
АняЧу, НесторПетрович, Bipsiminned
Корзина
Ваша корзина пуста
© 2012-2017 Литературный сайт Игоря Нерлина. Все права на произведения принадлежат их авторам.

Литературное издательство Нерлина

Литературное издательство

Главная » Произведения » Белова Лидия » Белова Лидия

КОСМИЧЕСКИЙ ДЕСАНТ

Кольцо, ожерелье и предусмотрительность

 

Электромобиль нёсся стремительно и плавно, без единого толчка, по широкой и ровной брусчатке, проложенной сквозь сплошные лесные массивы. «Эх, нам бы так уберечь свои леса!..» – думал каждый из землян.

Периодически проносились мимо странные машины с крыльями. Руста объяснила: в случае затора на дороге или просто при желании значительно увеличить скорость такой автомобиль после минимального разбега взмывает вверх, превращаясь в миниатюрный самолёт. Окружающие всегда готовы дать место для разбега чудо-машине – мечте каждого автомобилиста.

Космонавты заметили, что и их электромобиль, и другие машины движутся абсолютно бесшумно.

– Почему же производили такой грохот мотоциклы, мчавшиеся по дороге мимо домика при плантации роз? – спросил Михаил.

– Да это обыкновенный… как это у вас говорят?.. выпендрёж! – рассмеялась Руста. – Есть у нас мотоциклисты и прочие любители шума, не желающие признавать тишину на дорогах. Обязательно им надо шуметь и греметь!

– О-о, это и нам знакомо, – заметил Игорь. – У нас даже поговорка есть: пустая бочка громыхает сильнее полной.

– Верно, верно, – рассмеялась Руста.

Часа через два остановились у арки перед площадью дворцового ансамбля. Часовые, сменяя один другого, провели гостей к величественному зданию в центре площади. Новый провожатый повел по коридорам дворца; у одной из дверей остановился, коротко постучал и удалился. Ушла и Руста, даже не подождав, когда откроют. Она заранее предупредила, что через полтора часа – приём в Белой гостиной дворца.

Дверь открыл... Вадим! Вот почему так странно неделикатна была Руста: она приготовила гостям сюрприз и не хотела мешать.

Они вновь попали в холл или общую гостиную с выходящими в нее дверями. Это просторное помещение с высоченными потолками предназначалось для отдыха перед приёмами и после них. Постоянно жить, как предупредила Руста, все гости будут в гостинице для почётных туристов.

В кресле у окна напротив входной двери сидела Нина – в длинном серебристо-сиреневом платье и широкополой светлой шляпе с букетиком фиалок у тульи. Как дама-аристократка с интимно-парадной картины. Попробуй сейчас представь, что эта дама бегает стометровку быстрее многих спортсменов-мужчин и с точностью снайпера бросает учебные гранаты!

Расцеловались. Всем казалось, что прошло невероятно много времени с тех пор, как они расстались. Только Игорь Владимирович был, как всегда, сух: едва коснувшись губами жениной щеки, сел в кресло и посматривал на всех скептически.

– Кто нуждается в отдыхе, прошу! – сообщил Вадим, раскрывая две двери с одной стороны холла. – Он перешел на другую сторону: – А здесь гардеробная. Мы с Ниной вчера купили новые наряды нашим дамам, поскольку сами они не успели бы до приёма. Можете переодеться.

– С каких это пор, Вадим Георгиевич, вы называете мою жену Ниной? – Эти слова Игорь произнес еще довольно добродушно, а дальше тон стал резким не на шутку: – И где вы оба взяли деньги на покупки? Что, ходили здесь с протянутой рукой: подайте бедным инопланетянам на наряды?

Но его грозный тон не смутил виновных.

– Отвечаю в порядке поступления вопросов, – перехватила Нина Рашидовна инициативу у Вадима. – Я стала для Вадима Ниной со вчерашнего вечера. Мы тут немножко выпили: сначала за всех нас, а потом на брудершафт.

– Как выпили?! Что именно выпили?

– Увы, всего лишь – по две тонизирующие капсулы.

– Нина Рашидовна, прекратите шутки! Вы – врач, и не вам шутить на эту тему.

– Я не шучу: мы действительно выпили по две тонизирующие капсулы.

– А при чём тут «увы»?

Все расхохотались.

– Смейтесь, смейтесь, – сказал командир. – Поглядел бы я на вас, руководимых Михаилом, например, – с его хвалёной «мягкой интеллигентностью». Все бы уже давно пили спирт и весьма плохо соображали, где вы и что с вами происходит.

Новый взрыв смеха. Михаил кивает:

– Несомненно. И я, со своей мягкой интеллигентностью, напился бы первым.

А Нина невозмутимо продолжает:

– Итак, выпив, мы пришли к выводу, что Рашидовна – деталь необязательная. А теперь о «бедных инопланетянах»: за мое кольцо с рубином и наше с Леной ожерелье из розового жемчуга («Опять ты!» – поморщилась Лена) нам выдали в ювелирном магазине вполне приличную сумму. Так что все мы отнюдь не нищие. Я могу выделить каждому его долю хоть сию минуту. Расплата со мной и с Леной – на Земле.

(Речь шла об ожерелье «из сундука бабушки», и в семье Лены считалось, что оно должно принадлежать ей, – но брат подарил ожерелье своей невесте, Нине.)

Игоря эти «весёлые» сообщения отнюдь не обрадовали:

– В дальнейшем за любое действие без моего разрешения получите строгий выговор с соответствующими последствиями.

– К чему так грозно? – недоумённо пожимает плечами Вадим. – Прежде чем продавать, мы посмотрели в витринах и даже подержали в руках и их золотые украшения, и их драгоценные камни. Практически ничем не отличаются от наших.

Игорь достаёт из нагрудного кармана белый шарик, сжимает его – включается малый круг энергозащиты, непроницаемый для подслушивания (впрочем, на этой планете ни в чём нельзя быть уверенным, да и включить следовало бы раньше, – еще больше рассердил сам себя командир):

– Специалисты! Считайте, что вам крупно повезло, если никто другой не займется подобным сопоставлением... Ну хорошо... – Игорь попытался успокоиться, но тут же опять вскипел: – То есть ничего хорошего в этом нет! Нам доверяют, на нас надеются, а мы занимаемся торговлей ювелирными украшениями! Ч-чёрт!.. Ладно. Чем еще вы тут занимались?

– Вчера была официальная встреча с... представителями общественности, так, наверное. – Вадим явно не доругался и говорит нарочито медленно, боясь сорваться. – Присутствовали физики, биологи, философы. Нам, конечно же, хотелось узнать об их научно-технических достижениях – о колоссальной голограмме, например, или о способах укрощения вулканов. Но они быстро свернули разговор на философию и политику.

– Да, ту же тенденцию и мы с Леной наблюдали в беседах с Рустой, – заметил Михаил.

– В общем, всё свелось к характеристике «платформ» их главных политических партий: индов и вандов, – продолжает Вадим. – Собственно, нам и это было интересно. Ну, а им тоже кое-что было интересно узнать о нас.

– За пределы разумного, надеюсь, не вышли?

– А мы и не знаем ничего «за пределами разумного», – холодно, даже брезгливо парирует Вадим.

– За пределами разумного, например, трапеза с инопланетянами без таблеток трансформации пищи.

– Нет, пока обходимся шоколадом и капсулами с фруктовым соком. Мне, правда, очень хотелось попробовать их экзотических блюд, но Нина запретила, даже и с таблеткой.

– Ну, и что же вы узнали, например, об индах? – Командир все еще не может перейти с ворчливого тона на доброжелательный.

– Простите, мы пойдем готовиться к приёму, – заявляет Алла Васильевна и встает.

Следом за нею поднимаются и другие дамы: до приёма остается не так уж много времени.

– Узнали, что это очень сложно, из одной беседы не понять, – продолжает Вадим после их ухода с подчеркнутым бесстрастием. – Вроде бы в основе их единения не политика, а философия, но среди них есть, выражаясь по-нашему, и материалисты и идеалисты. Во всяком случае, единодушия в признании того или иного положения философской истиной нет.

– А какие у них «философские истины»? – спрашивает Михаил.

– Вся их философия, насколько я понял, связана с космологией. И философские споры – результат разногласий в вопросах происхождения и развития Вселенной. Хорошо понял я пока лишь то, что близко и нам: человек живет в системе электромагнитного излучения, принимает электромагнитные волны Вселенной и излучает их сам – как и всякое космическое тело, имеющее горячее, живое ядро; для «посвящённого» электромагнитные излучения человека несут всю полноту информации о нем – о степени физического и нравственного здоровья, интенсивности работы мозга, общем количестве энергии, которым он располагает, и продолжительности ее полной выработки, то есть продолжительности жизни...

– Да это мы знаем и без них, – заметил Михаил.

– Всё равно давайте уж закончу. Смерть – это обесточение организма: организм перестает вырабатывать нужное количество нервно-электрической энергии и становится неспособным удержать своим электромагнитным притяжением душу. А душу они считают материальной – чем-то вроде маленького жемчужного шарика. Концентратом солнечного света, находящимся в сердце. Один даже напомнил слова из нашего древнего текста: «Изронил он жемчужную душу из храброго тела через златое ожерелье».

– Они что же, так хорошо знают русский язык и нашу литературу!? – удивился Михаил.

– Да. Собирались только те, кто знает... Итак, в момент «смерти» душа отрывается от обесточенного организма, притягиваемая Космосом теперь уже сильнее, чем телом... Или рождение: две клетки, обе несущие заряд электромагнитной энергии, соединяясь, дают вспышку колоссальной силы – и притягивают из атмосферы часть разумной энергии Космоса, ту самую жемчужину-душу. Долг человека – сохранить ее сверкающей, чистой, полной энергии.

– Всё это – элементы философии нашего древнего Востока, – заметил Михаил.

– Да. Они ведь и сами оттуда, с древнего Востока, – пояснил Вадим. – И сохранили древнюю мудрость лучше нас самих. Идентична нашим древневосточным учениям и их теория «трёх битв»: каждый человек непрестанно участвует в трёх битвах – между своей судьбой, или кармой, и свободной волей; между силами порядка и силами хаоса; между злыми и добрыми духами, перетягивающими его в свою сторону. Индриане считают, кстати, что искупление общечеловеческой, планетарной кармы землян прервётся, когда трагически обиженные народы, получив силу и право на месть, откажутся от мести, сумеют простить. Не от беспомощности, а именно от сознания своей силы.

– Хм, стоило лететь три года за такими «открытиями»! – презрительно бросает Игорь.

– Слушайте, Игорь Владимирович, сейчас вашей жены нет, и я скажу наконец: вы нередко бываете грубым, причем не только с нами, а и с нею. Иногда это невыносимо. Я могу сорваться и попросту нахамить вам при дамах. – Вадим, едва сдерживаясь, говорит всё это с подчёркнутым спокойствием.

– Ладно... Продолжай свою ахинею о душах.

– Нет уж, с меня хватит. Но если в дальнейшем, при ваших сообщениях экипажу об индрианах, я услышу от вас подобную же ахинею,я повторю вашу скептическую реплику дословно.

– Ты можешь злиться сколько угодно, мое негодование от этого не уменьшится, – грозно-зловещим полушёпотом заявляет командир. – Я запретил вам предпринимать что-либо по своей инициативе вплоть до нашего воссоединения и совета со мною. Чем ты думал, отправляясь в ювелирный магазин с земными рубином, жемчугом, золотом? Ну чем, чёрт тебя побери? Ну хорошо, у баб мозги всегда набекрень, когда дело идёт о камушках, но ты!

– Ничего не произошло и не произойдет, вот увидите. Вы перестраховываетесь.

– Это не перестраховка, а пре-ду-смотрительность, которой я учу вас уже столько лет!.. А если услышу от тебя «мою реплику», в ту же секунду отправлю отсюда одного на корабль. Мне еще не хватает здесь демократии! Военная дисциплина и ничего другого, ясно? Даже если я буду хамом из хамов. Разбираться со мной будешь на Земле.

– Вы правы. Подчиняюсь... Но мне жаль вашу жену. Боюсь, ее вы после этого полёта можете потерять.

Игорь только гневно сверкнул глазами, ничего не ответил.

Михаил стал добиваться от Вадима, что такое идеализм по понятиям учёных-индриан. Тот с трудом переключился с перепалки на нормальный тон, замялся:

– ...Да они вообще отрицают это понятие: идеализм. Просто не все философы во всём согласны друг с другом, однако все считают себя материалистами. Когда я попробовал возразить, один из них сказал: «Материализм космической эры – совсем не то, что материализм эры докосмической, – разве вы на Земле этого еще не поняли?» Вот тут и дискутируй...

– И, пожалуйста, не дискутируй, очень тебя прошу, – уже вполне мирным тоном закончил интервью с «первопроходцем» Игорь Владимирович. – Наше дело – только наблюдать, пытаться понять. Дискуссии отложим – может быть, даже на десятилетия.

– Есть! – насколько мог спокойно ответил Вадим…

Об этой дискуссии поведал Лене Михаил. Ее всё это отнюдь не возмутило и не рассердило, а напротив, умилило.

– Как же я люблю наших мужчин-рыцарей! – весело заявила она. – Никто из них не держит камень за пазухой, не улыбается собеседнику лицемерно, со злобой в сердце; всё говорится открыто, выясняется до дна, на полную катушку. И конец каждой ссоры становится началом «прощёного воскресенья». Ведь так?

– Хотелось бы согласиться с тобою, – тяжко вздохнул Михаил. – Но при столь длительном и тесном общении злоба в сердце у любого из нас может появиться помимо воли и вопреки самой высокой нравственности.

– Да я понимаю! – с досадой откликнулась Лена. – Больше того: по наблюдениям психологов, самые взрывоопасные коллективы – это состоящие из молодых мужчин… Вот почему к вам присоединили женщин. И главное – специалиста-психолога, то есть меня, – уже весело заявила она. – Так что не вздыхай, всё будет хорошо…

 

Дальше была официальная встреча у президента, а затем дружеский обед у министра иностранных дел (предварительно земляне приняли свои таблетки).

Результаты переговоров свелись к следующему. Правительство Томурии не обнародует присутствие посланцев Земли на планете – официально они считаются гостями из далекой маленькой страны, с которой Томурия начинает поддерживать дружеские связи. (Мелких государств на планете было предостаточно, так как территориальные войны здесь никогда не велись и любой малочисленный народ мог объявить себя и свою территорию самостоятельными.) Президент обещал в ближайшее время сделать эту версию убедительной, посвятив в тайну об инопланетянах правителя одного из подобных карликовых государств.

Главная причина секретности – отказ правителей ряда стран Индры иметь дело с землянами из-за их неумения обходиться без войн. Неконтролируемый контакт с ними, по мнению этих правителей, и особенно возможная в будущем связь «худших» из землян с теми, кто здесь, на этой планете, постоянно провоцирует психические войны, может привести к зарождению настоящих войн и на Индре.

– Что ж, всё справедливо, – подвел итог Игорь. – Зачем мы, вечно дерущиеся, другим цивилизациям? Ни одна Сверхцивилизация не откликнется без необходимости на наши сигналы.

– Что значит «без необходимости»? – спросила Алла. (Все они уже опять сидели в просторном холле-гостиной дворца, после обеда у министра иностранных дел.) – Какая у них может возникнуть «необходимость»?

– Думаю, если Земле будет угрожать глобальная опасность, они протянут нам руку помощи, – предположил Игорь. – Ведь никто не заставлял их наблюдать за нашей планетой, за нашими космическими станциями, изучать наши языки. Если не намерен помогать, зачем нужен язык? Уничтожить можно и без знания языка.

– Со знанием языка легче, – бесстрастным тоном произнес Михаил.

– Может, ты и прав. Но давайте рассчитывать на лучшее.

 

 



Источник: http://detektivi-belova.narod.ru/
Категория: Белова Лидия | Добавил: ЛидияБелова (14.04.2017) | Автор: Лидия Белова
Просмотров: 463 | Теги: Лидия, десант, Белова, космический, Фантастика | Рейтинг: 4.9/7
Всего комментариев: 0
avatar